• Я очень часто пользуюсь банковскими услугами. С чем у меня не сложилось, так это с кредитами, а все остальные услуги, доступные частным лицам, я попробовал: депозиты, переводы, пластиковые карты для жены, детей, тещи, тестя. Даже были попытки передать деньги в доверительное управление. Но я довольно быстро пришел к выводу, что банкам следует заниматься «классикой жанра», то есть работать на расчетном рынке и не лезть в брокеридж. Тогда у них все будет хорошо.
  • Банки — это «живопырки», потому что берут деньги у населения дешево, а отдают — дорого. А вот управляющая компания обещает процветание. И самая большая ошибка, которую может совершить банк, — это ввязаться в брокеридж. Риски слишком высоки. Одно дело, когда деньги клиентов теряет красиво забрендированная компания под названием «Пупкин и партнеры». Тогда у вас нет никаких претензий к Альфа-Банку, например. А вот если вы деньги в «Альфа-Капитал» отдали и они вам за полгода сделали минус 50%, как мне… Я не обижен, просто получил негативный опыт и убедился, что своими деньгами человек должен управлять сам. А банк должен заниматься своей скучной банковской деятельностью и брать за нее свой священный процент.
  • С кредитами у меня не сложилось. Думаю, мне просто везло. Это вопрос привычки, привычки жить. Вот моя матушка была членом правления Промстройбанка СССР. И тогда, будучи в должности нынешней Юдаевой в ЦБ, она получала 220 рублей. А операторы ЭВМ — рабочие, с выслугой в пять лет, — получали 300 рублей. Это, кстати, одна из загадок социализма. Я не знаю, чем он руководствовался, распределяя деньги таким образом. Видимо, прямо говорил: вот тебе палочка, воруй! А моя матушка была из детского дома. В общем, я у нее спрашивал: «Мама, ну скажи честно, было?» Все ведь понемножку тащили… А она не тащила. И я вырос с паранойей: храню горбушечку и стараюсь жить на уровень ниже. Я много могу, но стараюсь не делать. Потому что начнешь ходить в Dream Bar и Goodman — все, деньги кончатся. А это трагично. Уровень жизни — как выпивка: понижать нельзя.
  • Мне кажется, последнее, что можно пожелать человеку, — брать что-то в кредит. За последние полгода ко мне трижды приходили отличные люди со стартапами, которые пытались взять кредит в банке под залог своих квартир. Банки им, понятное дело, отказывают, потому что это риски, потому что в этих квартирах семьи прописаны. И тогда люди со стартапами идут в ломбард, назовем его так условно. То есть туда, где выдают кредиты под бешеные проценты и потом взыскивают долги методами, соответствующими нашей стране. Я всегда пытаюсь таких ребят остановить. И объяснить, что есть вещи, которыми нельзя рисковать. Если веришь, что в будущем будут миллионы — лучше потом отдашь от них долю.
  • Я задолжал один раз в своей жизни, из-за чего буквально впал в панику. Я учился на четвертом курсе «Можайки» (Военная инженерная Краснознаменная академия имени А. Ф. Можайского. — Прим. ред.) и почему-то решил, что прекрасно играю в преферанс. Нарвался на профессионального каталу и задолжал ему 150 рублей. По тем временам это были огромные деньги. Я месяц почти не ел, в итоге был вынужден попросить взаймы у матушки. Она долго смеялась. После этого случая я к долгам очень осторожно отношусь.
  • У меня несколько пластиковых карт — это, как я уже говорил, «Альфа», «Тинькофф» и Квота-Банк. Были еще карты, но это потому, что я не мог отказать товарищам. Называть эти банки мы не будем, чтобы никто не подумал обо мне лишнего и потом не оправдываться. Впрочем, раньше за карты Тинькова приходилось оправдываться, а теперь это нормальный банк, современный, можно карточку в Starbucks приложить, и с нее деньги спишутся. Но я этими волшебными услугами не пользуюсь. Карту получил, когда депозит размещал. А пользуюсь активно только «Альфой».
  • Хочу карту Сбербанка завести, потестировать, но все руки не доходят. Потому что бывают ситуации, когда с «Альфой» хочется поругаться. У них в интернет-банке дневной лимит всего 100 тысяч рублей. А мне — когда нужно, например, внести аванс за автомобиль — не хочется поднимать пятую точку и ехать в отделение. К тому же там всегда толпа, хотя вроде бы VIP-отделение. Эти ужасные талончики, очередь, в которой ты стоишь как идиот. Мне все это чуждо. Я представитель той части населения, которая уже давно не понимает, зачем нужно ходить в банк.
  • У меня карты никогда не крали. И деньги с них — тоже. А вот мои дети недавно вернулись из Лондона, где у них почистили пластик. Говорят, нигде ничего не оплачивали, а 500 евро у них сперли. Причем все вышло так, как обычно в нашей стране и бывает: ребята в Лондоне, а деньги увели через Польшу. В общем, теперь мы будем наблюдать, как Альфа-Банк вернет нам деньги.
  • Был еще анекдотичный случай. Моя матушка лежала в больнице в Израиле, и арабы обчистили ее пластиковую карточку. Мама — она же старенькая, поэтому у нее к карточке сразу был ПИН-код приложен. В общем, передо мной стояла задача каким-то образом отправить матери деньги. Я позвонил в Банк Москвы, где в тот момент обслуживался, и обрисовал ситуацию: мама, операция, Израиль… Мне ответили, что сейчас Израиль закрыт, поскольку там как раз прошла волна мошенничеств. Я стал убеждать — связь же есть! И мне пообещали, что в такое-то время такой-то банкомат выдаст моей маме деньги. Она потом рассказывала, что это очень смешно выглядело: все местные жители сбежались посмотреть на то, как человек из банкомата шекели трясет. Там еще купюры были мелкие заряжены, и она минут двадцать всю сумму снимала…
  • Копить или тратить? Копить мне не на что: яхты меня не интересуют, а работа больших вложений не требует. Так, костюмчик, чтобы соответствовать… Я храню деньги на депозитах, но не потому, что хочу накопить. Они могут мне пригодиться, если вдруг что-то интересное подвернется. Так уже случалось. Я довольно дешево покупал офисы в Москве.
  • Свои первые деньги я выиграл в преферанс. Но это же не считается? Я же их не заработал. А первые заработанные деньги… Знаете, это, наверное, не самые первые деньги, но самые памятные. Должен сказать, что меня до сих пор мучает совесть. Словом, в 1991 году я служил в армии на Камчатке. А моя матушка к тому времени гордо ушла из Промстройбанка и устроилась замом в контору под названием «Элекс», которая занималась сбытом различной вычислительной техники. Тогда уже были «икстишки», прообразы наших современных XT, первые черно-белые мониторы. И появилась наша советская машина под названием «Электроника-85». Продавать ее было очень выгодно, потому что в этом «Элексе» существовала первая система откатов: продаешь один компьютер и получаешь сверху 3 тысячи рублей. По тем временам деньги очень большие. Я тогда на Камчатке офицером скучал за двойной оклад в размере 600 рублей. В общем, отправился я на хлебозавод «Военный», который обеспечивал все части Камчатки. И как сейчас помню: полковник седой, директор хлебозавода, сидит передо мной, а я ему объясняю — если купите XT, то будете правы, но вдруг она сломается в самый ответственный момент? Вы ее, конечно, почините, но забот не оберетесь. А вот — «Электроника-85», вы ее открываете и видите, что это наше отечественное дерьмо, зато ваш Петя в случае чего все запаяет! И хлебозавод купил два агрегата, а я получил 6 тысяч рублей. До сих пор совестно. Хотя не могу сказать, что готов приехать и покаяться. Я ведь не соврал!
  • Наша банковская система не так уж плоха. А ЦБ — это вообще совершенно чудесная организация, которая на протяжении 20 лет планомерно поджимает наши финансовые учреждения. Те же ведь как работают? То мы завтра ходим левой, то мы завтра ходим правой. А ЦБ их учит, аккуратно, никаких революций. Когда в 1998 году случился кризис, было принято решение не помогать банкам. Это словно, представьте, я лежу на операционном столе, потерял почти всю кровь, а доктор говорит: «Эта сука водку пил, чего это мы будем ему кровь вливать?» А еще когда-то была мода покупать банки. Выглядело это так: берем трёшечку, покупаем, запускаем обналичку, через три месяца нас закрывают, но за это время мы уже заработаем пятерочку и купим следующий банк. Так вот ЦБ это дело потихоньку прищучивал. И если он продолжит ту же линию — а я думаю, что шансов изменить что-то резко у него нет, — нам будет за наши банки не стыдно. Наш банковский сектор сейчас один из самых конкурентоспособных: выросли новые профессионалы, сама по себе индустрия очень жестко сколочена. И иногда, когда я по каким-то делам попадаю в офисы зарубежных банков, мне даже кажется, что мы убежали далеко вперед.

    Беседовала Татьяна КАЛИННИКОВА