• Банк, которому доверяю главное дело моей жизни, я выбрал уже больше 20 лет назад. Это «Уралсиб». Тогда, в середине 1990-х, проблема надежности для банков была если не номер один, то номер два – точно. В России не существовало эффективной системы надзора за банковской деятельностью. Каждый почти банк выглядел как «Черный квадрат» Малевича: все знают по имени, но что там и как внутри – категорически непонятно. «Уралсиб» я выбрал по рекомендации в общем-то. У меня было несколько, как мне казалось, достойных кандидатов. «Уралсиб» был в их числе, но не самым главным претендентом.
  • И за эти годы, в которые вместилось несколько различных «микроэпох» для страны (первоначального накопления капитала, постсоветского, «западнического» антисоветстского, «отечественно-патриотического»), банк меня ни разу не подвел и ни разу не стал источником огорчений. Поразительно! Только сейчас об этом подумал: а ведь и вправду... В России это дорогого стоит. Поэтому сегодня могу ответственно заявить: главным критерием в выборе банков для меня является фактор исторический. За плечами у банка должна быть «история» – много лет успешной работы.
  • Средства и расчетные счета держу в «Уралсибе» и в Сбербанке. Валюта – российские рубли.
  • Я сам оплачиваю мелкие текущие платежи, хотя мог бы это перепоручить своим помощникам и ассистентам или интернет-банк настроить. Но как-то то ли сила многолетней привычки, то ли нежелание отрываться от народа, стоящего в очереди… В общем, я в банках бываю и представление о том, куда они движутся в своем развитии, имею на основании собственного опыта пользователя их сервисами. Сбербанк далеко не идеален. Меня удивляет невыводимость «сберовских» очередей – особенно в выходные дни. Но мы забываем, что еще каких-то пять лет назад Сбербанк люто ненавидела вся страна или около того. Сейчас этого накала страстей нет и близко. По-моему, такими темпами мы доберемся до идиллии всего-то лет через 20–30.
  • Римскую империю уничтожили не варвары. А то обстоятельство, что она не знала банков. Все, что «зарабатывалось», направлялось на рост, на усложнение внутренней организации и на безудержное потребление. Поэтому ее просто разорвало от того, что она была обречена потреблять саму себя. Если бы существовал механизм, позволявший ей что-то откладывать и сберегать, уверен: она просуществовала бы на века дольше.
  • Мне близка и понятна идея очень умеренного личного потребления материальных благ. Большую часть жизни я провел вне «VIP-класса» и по этому поводу не испытывал и не испытываю совершенно никаких неудобств. Правда, в последнее время моя супруга как-то исподволь «подсадила» меня и на авиаперелеты в «бизнесе», и на отели максимальной звездности, и на обслуживание по особому разряду. Я на себе ощутил, как быстро и как навсегда человек привыкает к первоклассному сервису и к первоклассным вещам. Нужно быть действительно самодостаточной, развитой личностью, чтобы не черпать в мире материальных радостей единственно возможный смысл своего существования. Это не человек слаб – это вещи сильны.
  • Кредит сам по себе не хорош и не плох. Это услуга. Все ее «содержание» определяют цели кредита. Я глубоко уверен, что кредит с целью потребления – это страшная глупость и страшное социальное зло. Люди не фигурально, а напрямую, ложками, проедают свое будущее. И в итоге остаются с проблемами и больше ни с чем. Кредит на развитие своего дела – принципиально другая вещь, исключительно положительная.
  • Про беспредельно высокие ставки кредитов в нашей стране ничего рассказывать не буду. Хотя, конечно, мог бы, поскольку занимаюсь хоть и телевизионным, но производством. Это каждодневно и постоянно. И производственных сюжетов вокруг программы «Умницы и умники» не счесть, поскольку я общаюсь с большим количеством самых разных людей и компаний.
  • Высокие ставки убивают не бизнес – высокие ставки убивают стремление людей сделать свою жизнь лучше. Когда это стремление к изменению условий жизни наталкивается на явления непреодолимой силы, именно в этот момент тормозится или вообще останавливается главный мотор жизни. Мне доводилось брать кредит. Оформлял на себя, но пользовался им не я, а люди, по чьей просьбе я его оформлением занимался. Цели были вполне земные-бытовые, покупка жилья с доплатой. Дача еще там какая-то фигурировала…
  • Моя любимая статья расходов – длинные поездки со сложными, затейливыми маршрутами. Я настолько уверен в своих банках, что в поездки беру буквально только наличную мелочь – оставлять на чай в ресторанах или отелях. И банк «Уралсиб», и Сбербанк меня вдали от родины еще ни разу не подвели. Все работает просто идеально. Даже если бы очень хотел придраться к каким-то моментам, я бы этого сделать попросту не смог. Притом что в Сбербанке я обыкновенный клиент без какого-то VIP-спецобслуживания. Когда мне звонит девулечка из колл-центра Сбербанка и предлагает кредит на особо выгодных условиях – она ведь не знает, что я могу позвонить Герману Оскаровичу Грефу и засвидетельствовать в очередной раз мое глубочайшее к нему почтение. И меня такое положение дел вполне устраивает – простой клиент Сбербанка, который всегда может позвонить Грефу. Кстати, свое внимание на Сбербанк я обратил только после того, как его возглавил Герман Оскарович. Уверен, только благодаря этому гениальному управленцу, менеджеру от бога, банк получил сотни и тысячи очень выгодных клиентов, которые раньше порога Сбербанка просто не переступали.
  • Свои первые деньги я заработал младшим школьником, году так в 1958-м, когда в коротких бархатных штанишках играл на скрипке, стоя на сцене Большого зала Ленинградской тогда еще филармонии. Я учился в лучшей музыкальной школе страны и должен был стать классическим музыкантом – вероятно, очень профессиональным. Поэтому до восьмого класса школы я успел позарабатывать денег на всех ведущих филармонических площадках Ленинграда, Москвы, Союза и далее по списку. К тому времени я понял, что с музыкой можно дальше особенно не упираться, так как все уже достигнуто, а нужно только грамотно «окучивать» имеющиеся достижения. Мне это показалось скучным до чрезвычайности, и я «пошел в литературу». Свои первые литературные деньги (их я считаю настоящим заработком) получил в журнале «Литературная учеба», где опубликовали мой рассказ. В этом же самом номере «Литучебы» опубликовался Михаил Иосифович Веллер. И при встрече мы до сих пор – сколько лет прошло – все время вспоминаем и по-дружески иронично комментируем этот общий факт наших литературных биографий. Кстати, гонорар за тот рассказ я очень долго не мог получить, так как рассказ был подписан Юрием Вяземским, а в паспорте у меня на тот момент стояла другая фамилия – Симонов. Так что до обладания первыми литературными деньгами мне еще пришлось доказать, что я – это я и есть.
  • Банковской системе доверяю очень дифференцированно. Беспредельно и стопроцентно мое доверие только к Герману Оскаровичу и руководимому им Сбербанку. Всем остальным я доверяю значительно меньше – хотя и понимаю, что мой взгляд бесконечно субъективен и совершенно никак не учитывает профессиональные достижения многих вполне достойных кредитно-финансовых учреждений.

Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург), для Banki.ru