• В кризисе хорошего мало. Главное, что пугает, это неизвестность. Сегодня никто, по-моему, не может спрогнозировать ситуацию и четко объяснить, что нас всех ждет. Когда ты не можешь строить планы, творческие и деловые, это самое сложное состояние для человека.
  • Недавно я вернулась из Лондона и хочу сказать, что кризис там начался раньше, чем в России. Некоторые аналитики, кстати, давно предсказывали, что осенью кризис дойдет и до нас, но мало кто к этому прислушался, даже наши СМИ вовремя не подхватили тему. О том, что кризис будет у нас, лично я знала месяцев семь назад. Был всплеск во Франции, затем в Лондоне, сейчас в России, что, собственно, вполне логично. В Лондоне положение очень сложное. Крупнейшие банки мирового значения закрываются или уже закрылись. На первых порах крупные банки покупали небольшие, а сегодня лопнуло уже несколько больших. Проблема в том, что банки эти инвестиционные, а значит, произошедшее затронет многие сферы экономики. Первое — безработица, и не только среди служащих банков, но и во многих других компаниях. Даже трудно представить, какое количество безработных будет к весне…
  • На конференции банкиров в Англии выступал один докладчик. Он рассказал, что сегодня в США в некоторых штатах можно купить дом за 1 доллар и никто не покупает, эти дома сносят. Почему? Да потому, что, покупая дом, ты берешь на себя обязательства платить за воду, свет, газ, ухаживать за близлежащей территорией, а в Америке к этому относиться халатно нельзя. Сейчас люди не могут себе этого позволить. 98% американцев живут в кредит, залоги, как правило, обеспечены только рабочим местом, в США большой кредит доверия к людям. Но теперь расплатиться по кредитам они не могут, и начался настоящий «принцип домино». Здесь не нужно быть большим специалистом, и даже обывателю все ясно.
  • На конференции выступал глава Городского Ипотечного Банка и сообщил, что у них невозврат по кредитам составляет всего 5%. Это очень мало, и банк довольно оптимистично смотрит в будущее.
  • Я живу в Париже и храню свои деньги во французском банке Societe Generale. Сотрудники меня заверили, что на вклад до 70 тыс. евро действует государственная страховка, поэтому за свои небольшие сбережения я спокойна.
  • С российским банками напрямую никогда не работала. Всегда выбирала иностранные. Помимо Сосьте Женераль я бы еще рекомендовала Райффайзенбанк, он себя очень хорошо зарекомендовал.
  • У меня есть давняя мечта — купить квартиру в Нью-Йорке, небольшую, на высоком этаже и с красивым видом. Я долго готовилась к получению кредита на такую покупку и собрала все необходимые документы. Американский банк приступил к рассмотрению моей заявки, однако в связи с последними событиями дело притормозили, не говорят ни да, ни нет. Ипотеку я хотела взять сроком на 5 лет и теперь вот жду, ведь это была моя мечта детства — сидеть на 49-м этаже и писать очередной роман.
  • На днях в магазинах Москвы появится мой новый роман «Клото. Жребий брошен». Клото — это имя греческой богини, которая отвечает за судьбу человека. Книга о судьбе одной девушки, которая работает в издательстве, а потом волею случая попадает в крупную компанию, где начинается бурное развитие ее карьеры. История детективная, и дальше, позвольте, я ее пересказывать не буду… Книгу я писала этим летом в Ницце, далеко от Нью-Йорка, города моей мечты.
  • У меня есть небольшие альтернативные вложения в ценных бумагах. Что получу, узнаю только в конце ноября. Но здесь, думаю, уместно процитировать крупного российского бизнесмена, который недавно произнес легендарную фразу: «Сегодня то, что не кэш, то ноль». Автор изречения входит в первую десятку списка Forbes.
  • Как ни странно, но для меня сегодня более надежен доллар. Мы видим динамику развития и знаем, что его падение было на руку американской экономике, а за ней стоят огромные ресурсы. Никому ничего не рекомендую, а просто признаюсь, что моя обывательская интуиция позволяет мне возлагать надежды именно на доллар.
  • Некоторые мои знакомые вкладывают деньги в искусство. Мне тоже это кажется заманчивым, потому что сейчас такой момент, когда можно купить что-то очень интересное, что будет потом расти в цене. Нужно только не ошибиться! Я была на открытии выставки Frieze Art Fair в Лондоне и хочу сказать, что залы были переполнены, много коллекционеров, оживленно шла продажа картин. Заметьте, никто из известных аукционных домов не снизил стоимость лотов. Работы Дэмиена Херста на аукционе Sotheby’s были проданы за 111 млн фунтов (около 200 млн долларов). Половина покупателей — русские. Поэтому констатирую — сегодня люди вкладывают в искусство еще более активно, чем до кризиса. Ведь искусство — оно вечно и всегда стоит денег.