• У меня есть одна проблема в жизни, причем неразрешимая — наверное, это генетика или отчасти интеллигентское воспитание, которое мне дали родители, — я искренне равнодушен к деньгам. То есть у меня нет вообще никакого азарта по части их зарабатывания, я не умею делать деньги на всяких там инвестициях и спекуляциях. Все деньги, что мне доставались в жизни, были исключительно гонорары, зарплаты, то есть деньги, полученные за работу.
  • Когда появились банки и кредитные карточки, я испытал большое облегчение, потому что не надо было больше ходить повсюду с наличными деньгами. Как мне однажды сказал психоаналитик, раз мелочь в кармане меня раздражает, значит, деньги я не люблю и у меня есть на их счет некий комплекс. Думаю, на самом деле никакого комплекса у меня нет, но то, что деньги я не люблю, это факт.
  • Когда грянул 1998 год, моя зарплата шла через два банка: СБС-Агро прохиндея Смоленского и Мост-Банк прохиндея Гусинского. Поскольку с Гусинским я был немного знаком, то вовремя получил сигнал — все, что на карточке, нужно срочно тратить. Наличных мне выдать не смогли, и 8 тысяч долларов я спустил на всякую ерунду. Что касается пи**** Смоленского, то там все деньги у меня накрылись. Сумма была серьезная — около 30 тысяч долларов. На карточку приходила вся моя зарплата от журнала Playboy, тысяч 5 у. е. в месяц, деньги я не тратил, откладывал… Так все мои накопления ушли под хвост мистеру Смоленскому. Я всегда говорил, что в России излишки денег — еще большая проблема, чем их нехватка.
  • Сейчас у меня имеется два принципа общения с банками (правда, взаимоисключающие). Первый — хозяева банка должны быть моими друзьями или приятелями. По этому принципу деньги долго лежали в Альфа-Банке: Петя Авен — друг моей юности. Второй принцип — банк должен быть с иностранным капиталом. Поэтому я долгое время был клиентом Международного Московского Банка, который сегодня, кажется, называется ЮниКредит Банк. Там лежала масса денег…
  • Почему все, о чем рассказываю, в прошедшем времени? Только что я окончил строительство дачи, на которую ушло огромное количество денег. А еще в этом году я купил милый трехэтажный домик XVII века на Адриатическом море. Так что все свои денежки, что капали и капали на счета, я спустил…
  • Сейчас у меня отношения с банками минимальные. Одну из своих регулярных зарплат я получаю через ИНГ Банк, это огромный голландский банк с представительством в Москве. А по принципу «дружественного банка» у меня имеется некое количество денег в банке «Санкт-Петербург».
  • Нынешний кризис меня волнует мало. Предыдущие потери закалили раз и навсегда. Моя бывшая жена Марьяна помнит, что осенью 98-го я был в Тибете, там меня кризис и застал. Когда приехал, то абсолютно не парился и не переживал насчет потери денег. Так же отреагирую и сейчас, коли придется все потерять — переживать не стану.
  • Уверен, что хорошие банки выстоят. А хорошие банки я определяю по одному единственному показателю — минимальным процентам по доходу. Когда мне предлагают по 12—14% годовых, в моем представлении это называется не банк, а финансовая пирамида, пусть в каком-то скрытом и деликатном виде. Тот же ИНГ Банк мне предлагает всего 4% годовых, и это, кстати, гораздо больше, чем в большинстве банков Европы. Там вообще нормальные ставки — 2,5—3%. Это цивилизованные ставки, и мне больше не надо! Все остальное уже пахнет паленым…
  • Во всех моих банках я имею счета во всех валютах. В какой валюте деньги ко мне поступают, в той они и лежат. Никакой внутренней конвертации я не провожу. У меня даже есть несколько гонораров в английских фунтах, по которым проценты вообще не начисляются почему-то. Не любят у нас банки иметь дело с английскими фунтами.
  • Брать кредиты и кому-то давать деньги в долг — для меня это малоприятная история.
  • Любимые и главные мои траты — приобретение произведений искусства. Хотя больше всего денег в жизни я, наверное, потратил все же на пластинки, поскольку их у меня несколько десятков тысяч. Назовем это тратами на профессию, так как я веду много музыкальных программ на радио. А вот все мои дорогие покупки связаны исключительно с картинами, я их постоянно покупаю — и непосредственно у художников, и в галереях. Последняя дорогая работа, что я купил, была на «Арт-Москве». За 8 тысяч евро я приобрел картину Никиты Алексеева. Называется она «Учитель и ученик», там изображены два зайца.

Фотография: www.glomu.ru