• Для меня главное в выборе банковских структур – это надежность, уровень обслуживания, разветвленная филиальная сеть. И даже такая, казалось бы, мелочь, как наличие парковочных мест рядом с ближайшим отделением. Кружить вокруг офиса в поисках места, где оставить машину, – для меня непозволительная роскошь.
  • Так сложилось, что банки за меня всегда выбирал работодатель. После смены работы или зарплатного банка с одними кредитными организациями я сохраняла отношения, с другими – нет. Путем такой селекции остались Райффайзенбанк и ЮниКредит Банк – картами этих финансовых учреждений я пользуюсь до сих пор.
  • А доставшуюся «в наследство» от РЕН ТВ карту банка «Россия» храню как раритет. Когда мне ее выдавали – шутила, что это самый надежный банк страны. Затем я перешла работать на другой канал и хотела закрыть счет в «России», но банк попал под санкции. Тогда я решила из принципа не забирать со счета скопившуюся за пару месяцев зарплату. Теперь шучу, что это мой вклад в стабильность банковской системы страны. Родственникам рекомендую государственный Сбербанк.
  • Что касается уровня обслуживания – для меня очень важна оперативность. Нравится отзывчивость персонала в филиале ЮниКредит Банка на улице 1905 года в Москве. Хотя как раз там с парковкой частенько бывают проблемы. Коммунальные платежи оплачиваю в Сбербанке. Остановила свой выбор на допофисе на улице Гризодубовой. Хороший ремонт, даже, может быть, слишком хороший… Когда я впервые туда зашла, в глаза бросились итальянские светильники Artemide – не самый экономный вариант для широкой филиальной сети. Хотя система ожидания очереди по талонам — удобная, как в визовых центрах. Радует и наличие нескольких платежных терминалов. Правда, к ним пока, как мне кажется, следует прикреплять отдельного менеджера. Не всегда получается ввести данные по платежу с первого раза и иногда приходится обращаться за помощью к живому сотруднику. Благо все они терпеливы и приветливы.
  • Свои личные сбережения предпочитаю хранить в той валюте, в которой деньги получаю, то есть в рублях. Зарабатывать на курсовых колебаниях даже не пытаюсь, так как твердо убеждена: каждый должен заниматься своим делом. Что касается семейных сбережений, муж шутит, что наша валюта — это керосин. Его бизнес связан с авиацией, а при нынешних процентных ставках все сбережения идут в дело.
  • Кредитов я не беру, так как в этом нет необходимости. И вообще предпочитаю не выходить за рамки своих материальных возможностей. Хотя предлагают мне эти кредиты практически каждый месяц. Если честно, очень раздражает активность банков в этом вопросе. Звонят в самый разгар рабочего дня. Отвечаешь: «Ваши кредитные предложения для меня не актуальны, кредитов не беру, не нужны, на жизнь и так хватает». А они тебе: «Ну как же? Новые финансовые возможности рождают новые потребности – нужно брать кредит». В следующий раз приходится быть более лаконичной.
  • Один раз я обиделась на «Райффайзен». У меня там был валютный счет, и перед летним отпуском мне нужно было перевыпустить карту. В банке пообещали сделать это, кажется, за десять дней. В назначенный срок я не смогла ее забрать, улетела с другой картой, а когда вернулась и пришла в офис, мне сказали, что ее уничтожили: как раз потому, что я вовремя за ней не явилась. Тогда я подумала, что, наверное, из банка могли бы позвонить, напомнить… Пришлось выпускать карту заново. Это, пожалуй, единственный негативный опыт общения с банками, да и то – мелочь.
  • Я считаю, что серьезных поводов опасаться за стабильность банковской системы сейчас нет: у ЦБ достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем. Большинство кредитных организаций входит в систему АСВ, а это значит, что права вкладчиков в рамках установленных лимитов надежно защищены. Сейчас даже идут разговоры о том, чтобы аналог системы страхования вкладов создать для пенсионных накоплений, а это значит – механизм работает без сбоев. Если же сумма вклада превышает установленный лимит, здесь стоит придерживаться старого доброго принципа «не хранить яйца в одной корзине».
  • В последнее время разве что ленивый не ругает политику регулятора. Но для того, чтобы это делать, нужно как минимум детально разбираться в тонкостях денежно-кредитной политики. Насколько мне позволяют судить мои знания в этой сфере, санация банковской системы России действительно необходима, и недобросовестные кредитные организации должны уйти. Но в этой крайне чувствительной сфере регулятор должен вести предельно открытую политику, объяснять населению причины своих решений и не давать повода для паники среди вкладчиков. Поэтому журналисты, освещая деятельность регулятора, должны быть предельно корректными и не спекулировать на горячих темах, например не говорить о якобы существующих «черных списках» банков. Не раз сталкивалась с тем, что заявления чиновников буквально выхватывают из контекста, неверно трактуют, и появляется своеобразная «сенсация». Что-то вроде «в России должно остаться только 50 банков... кто же уйдет?». Я заметила, кстати, что подобные «журналистские находки» сеют панику не только среди физлиц, но и среди корпоративных клиентов.
  • Есть и еще один важный аспект – расчистка банковского сектора от недобросовестных игроков должна, как мне кажется, сопровождаться ужесточением ответственности недобросовестных руководителей и владельцев кредитных организаций. Зачастую после лишений лицензий в банках вскрывается огромная «дыра» в балансе. Когда дело доходит до банкротства, вдруг выясняется, что заведомо невозвратные кредиты выданы «своим» клиентам, а все активы уже предусмотрительно выведены. Платит в итоге за все это государство, а вот нечистые на руку бенефициары выходят сухими из воды.
  • Ситуацию с рублем я воспринимаю скорее как данность, по принципу «если рубль падает, значит это кому-нибудь нужно». В то, что это стихийный и неконтролируемый процесс, верить не хочется. В конце концов, мы ведь живем в рублевой зоне, и большинство населения получает зарплату в рублях. В слабом рубле есть определенные преимущества для экспортно ориентированной экономики. Так гораздо легче наполнить бюджет. Ближе населению станет и слоган «покупай отечественное». Правда, непонятно, почему многие российские товары так дорожают. Пугаться рецессии тоже не стоит, ведь за ней непременно или, как сейчас принято говорить, «неизбежно» наступит рост! И, может быть, хоть в этот раз власть всерьез задумается о структурных реформах в экономике и создаст необходимые условия для импортозамещения хотя бы в отдельных отраслях.
  • Копить у меня плохо получается. Только если собираю деньги на что-то конкретное и не очень масштабное. А так – абстрактно на будущее и на черный день – нет. Но я знаю отличный способ, как это можно делать: можно, к примеру, взять ипотеку, но не в России. Скажем, в Британии ипотечные ставки позволяют рассматривать покупку недвижимости в кредит как способ сохранения личного капитала. Но это, безусловно, подходит только людям с высоким уровнем дохода. Что касается среднего уровня, то лучший способ копить – это забыть ПИН-код от карточки.
  • Любимая статья расходов? Здесь банально и традиционно: отдых и путешествия, шмотки, подарки родным, близким и друзьям. Последнее, пожалуй, самое любимое. Я отношусь к категории людей, которые дарить подарки любят даже больше, чем получать.
  • У нас в семье все строго распределено по ролям: муж зарабатывает, я трачу. Все крупные серьезные покупки обязательно согласовываем друг с другом, но есть определенная сумма ежемесячных затрат, которой я распоряжаюсь самостоятельно: продукты питания, коммунальные платежи, оплата обучения детей. И здесь я стараюсь не выходить за рамки семейного бюджета.
  • Свою первую официальную зарплату я получила уже после окончания института. Работала в топливной компании юрисконсультом. Сразу тратить ее не стала, откладывала, чтобы накопить на подарок мужу ко дню рождения. Купила ему швейцарские часы Baume & Mercier и очень гордилась своим поступком.

Беседовала Татьяна КАЛИННИКОВА, Banki.ru