• К деньгам я отношусь сугубо утилитарно: они мне нужны ровно в таком количестве, чтобы о них не то что не думать – даже не вспоминать. По российским меркам я очень состоятельный человек, у меня есть приличная машина, Lexus. Но я никогда не прикладывал ни малейшего усилия, чтобы поменять тот же Lexus, например, на Rolls-Royce или, скажем, на Lamborghini Diablo. Мне комфортно в моей социальной ячейке верхнего среднего класса. И я ни за что не поменяю ее на более высокие, престижные позиции в существующей социальной «пирамиде».
  • Все банковские счета в российских банках мне пришлось закрыть, потому что я живу в США. И там у меня, понятное дело, есть счета в банке. В силу очевидно усилившегося процесса «закручивания гаек» в банковской сфере я теперь воспринимаюсь отечественным банковским сообществом как личность (минимум) подозрительная и ненадежная. Мало того что мне кредит нельзя давать (чисто гипотетически, разумеется, рассматриваю такую возможность), но и мои деньги, случись у меня такое желание, разместить в банке я не смогу.
  • При этом впечатления от российской банковской системы у меня, что называется, еще не выветрились. А американские – уже имеются.
  • Что могу сказать в этой связи? Российские банки – очень и очень разные. Можно найти среди них любого литературного «персонажа», от Буратино до Остапа Бендера и от Дон Кихота до волка, съевшего бабушку Красной Шапочки. В этой разнокалиберности, «нестандартности», в этих разных историях создания, становления и существования финансовых учреждений можно и нужно искать для себя самого лучшего банкира – Банкира От Бога. Это такой человек, который искренне считает, что процветание его банка складывается из процветания, благополучия и успешности его клиентов. Не из маркетинга, не из пронырливости, не из человеческой глупости, коей во все времена и во всех странах нет пределов, — только из благополучия клиентов. Шанс найти такого человека и доверить ему свои деньги, объективно, невелик. Но он есть.
  • В Америке такого человека гарантированно не найти, можно даже не начинать поиски. Все ремесленники, художников там нет. В этом смысле Америка – континент победившего «совка». Как бы ни назывался ваш банк в США, сколько бы лет ни насчитывала его история, он будет абсолютно, полностью похожим на все другие американские банки. Примерно один уровень обслуживания, примерно одни и те же банковские услуги, примерно одна и та же униформа персонала, одни и те же улыбки… Банковская Америка – она как Сбербанк эпохи СССР. Тогда не было ни малейшего смысла ездить в другой район города (например, с Васильевского – на Петроградскую или на Невский), чтобы обслуживаться в другой, «лучшей», сберкассе. Все сберкассы были одинаковыми. И было чувство абсолютной надежности. Во всех окошках всех отделений сидели одинаково нелюбезные тетки, которые все были между собой связаны невидимыми, но четко осязаемыми идейно-родственными узами. Выбирать банк в Америке можно с закрытыми глазами: вышел из дома, зашел в ближайшее отделение: ну, здравствуйте, как поживаете в «совке»? Кстати, проценты там банки тоже практически не платят – как и тогда в СССР.
  • Расплачиваться наличными уже отучился. Не скажу, что так дико по ним страдаю. Но… Привязывание человека к банковской карте – пожалуй, единственное, что меня реально раздражает в современном банковском обслуживании. Деньги в их наличной форме – они совершенно другие, в энергетическом плане.
  • «Любимой» статьи расходов у меня нет. Я – накопитель. Плюшкин. Гобсек. Скупой Рыцарь. Да, все это – я. Мне как-то комфортнее и приятнее ответственно относиться к тому, что я заработал собственным трудом. Плюс к этому у меня есть сформировавшееся ощущение изменчивости успеха. Сегодня ты популярен – а завтра, может статься, уже не очень. В Америке нет пенсионной системы – даже в том несовершенном виде, в каком она существует в России. Те деньги, которые выплачивает государство, недостаточны даже на то, чтобы не умереть с голоду. Вполне реально на них и не прожить. Поэтому мы очень ответственно относимся к вопросу управления средствами. Ищем фонды с лучшими результатами работы, сравниваем, выбираем. В итоге у нас есть накопления (банковский счет), есть долгосрочные инвестиции (фонды) и есть краткосрочные спекулятивные инструменты (акции). Всем этим мы управляем самостоятельно, поскольку то, что делают профессиональные ремесленники, – не намного круче того, что мы можем сами, используя собственное разумение и информацию со специализированных веб-ресурсов.
  • Свои первые деньги я заработал в стройотряде. Мы работали в Рыбацком (сейчас это уже черта города, а тогда была далекая Ленинградская область). Заливали битумом крыши каких-то производственных новостроек. А потом нас перевели на Волковское кладбище, где мы благоустраивали территорию: выравнивали дорожки, засыпали их гравием, ремонтировали заборы. Отлично помню, что заработал я тогда 300 рублей. Для студента с уже формирующимися навыками практичной жизни это были сумасшедшие деньги. Мне их хватило примерно на год: тратил их медленно и только на действительно необходимое.

Беседовал Александр БЫСТРЫХ (Санкт-Петербург), для Banki.ru