• Если бы у меня было много денег, я бы мог ответить, доверяю я или нет российской банковской системе в глобальном плане. Но такого количества денег у меня нет. Вот и кризис меня не сильно затронул, я даже сумел снять картину на те копейки, что мне выделило государство. Хотел еще у кого-то попросить денег, но никто не дал, и я сумел сделать картину с хорошими артистами задешево. Фильм взрослый, социальная драма, называется «Крыша». Съемки пришлись на самый разгар кризиса — начал снимать 16 ноября, а закончил 25 декабря 2008 года. Что удивительно, 16 ноября 1968 года я пришел на киностудию им. Горького работать грузчиком и вот ровно через 40 лет сказал: «Мотор!»
  • Деньги той организации, которую я возглавляю, лежат в двух банках — «Донинвесте» и «Адмиралтейском». И там, и там к моей компании относятся очень уважительно, у нас с банками хорошие партнерские отношения. Мы нравимся друг другу, не подводим никогда. С обоими банками я сотрудничаю уже более пяти лет. Про «Адмиралтейский» скажу, что банк хоть и небольшой, но зато очень крепкий, никакими авантюрами не занимается.
  • Про кризис я вам могу рассказать анекдот. Приходит человек в банк: «Скажите, я бы хотел положить деньги на свой счет, валюту. К кому мне обратиться?» «К психиатру», — отвечает менеджер банка.
  • Кредит я беру только сам у себя, когда нужно быстро обернуться и не платить проценты. Слава богу, для моих проектов мне вполне хватает внутренних резервов. А вот у моего сына (он крупный предприниматель) сплошные кредиты. Деньги всегда находятся в движении, и пока все вроде проходит успешно.
  • В кино сейчас происходит то же самое, что в строительстве: много больших капитальных проектов заморожено. Кредиты не выдаются, а без них индустрия уже не может.
  • Основная кредитная система у нас была западная, а сейчас Запад поджал когти и наши крупные бизнесмены посыпались… Межбанковских денег, которые выделило государство, тоже никто найти не может, хоть Путин и метал молнии. Посмотрим, куда исчезнут 700 млрд долларов, которые сейчас начнет печатать Америка. Меня пугает, что США включают станок, это последнее в экономике средство. Имейте в виду, несмотря на то что я режиссер, у меня полное экономическое образование и я прекрасно владею предметом.
  • Самое страшное во всем кризисе — это паника. Всем кажется, что все вокруг будет плохо. Из-за предчувствия беды люди начинают зажиматься. В какой-то момент в этой панике мы сами себя передавили. Размах кризиса огромный, быстро проблемы не решим. Вот смотрите, китайцы уволили 200 млн человек. Мировая экономика действительно судорожно сжимается! Если раньше продавали 100 штук, то сегодня этого же товара продают всего лишь 40. Мы начинаем себя во всем ограничивать — не покупаем новые мобильные телефоны, машины. Плюс сами себе устроили чехарду с долларом. Из этой ситуации теперь будем вылезать очень долго.