• Услугами банков я пользуюсь постоянно: совершаю платежи и переводы, и все это делаю онлайн. Сейчас интернет-банк для меня — основной способ совершения операций. Плюс ко всему у меня есть дебетовые карты, которыми я расплачиваюсь в магазинах. Это VIP-карты, набор возможностей у них гораздо шире, чем у простых карточек. Есть, например, возможность воспользоваться овердрафтом, но в кредитные средства я не влезаю принципиально.
  • Я пользуюсь продуктами нескольких банков, в частности ВТБ 24, Промсвязьбанка и Сбербанка. Никаких эксцессов с этими кредитными организациями у меня не случалось. А с теми банками, с которыми возникали сложности, я просто расставался навсегда.
  • Так случилось с Номос-Банком. В какой-то момент они взяли и поменяли условия обслуживания. Я тогда строил дом, и для меня было крайне важно иметь возможность на месте расплачиваться за материалы и услуги рабочих. Но банк ввел ограничение на снятие наличных и потребовал, чтобы я предоставил ему дополнительные документы об источниках доходов. В принципе, это нормально, в рамках закона. Но после того, как я все предоставил (пояснил, что я индивидуальный предприниматель, все деньги на мой счет поступают официально и я плачу все налоги), банк эти ограничения не отменил. Я так и не понял, почему это произошло. Потратил огромное количество времени, чтобы выяснить причину, но так ничего и не добился. А потом подумал: ну зачем я трачу свои силы? Я решил просто закончить отношения с этим банком, но закончить их тоже оказалось непросто: на моем счете оставалась какая-то сумма, и мне пришлось чуть ли не три месяца ждать, чтобы перевести ее в другой банк. Каждый раз возникали какие-то препятствия, пунктики в договоре, по которым просто отправить деньги на другой счет было невозможно.
  • С теми банками, с которыми я сотрудничаю сейчас, таких проблем не возникает. Я выбирал их на основании рейтингов, советов друзей и наличия там знакомых. В нашей жизни нередко все решается с помощью связей и телефонных звонков. Я тоже иногда этим пользуюсь: если нужно ускорить какие-то процессы или решить споры — звоню знакомым. Несколько лет назад, когда банк, где у меня лежали деньги, лопнул, человек, который меня туда привел, помог возвратить «застрявшие» средства. Если бы я был просто «человеком с улицы», добиваться возврата мне было бы гораздо сложнее. Когда в банке есть знакомые, мне спокойнее. Это как с зубным врачом: люди не идут к первому попавшемуся специалисту, которого не знают, а идут к тому, кого порекомендовали друзья, или к своим знакомым.
  • Что касается доверия к российской банковской системе, я действую по принципу «доверяй, но проверяй»: обращаюсь только в те кредитные организации, которые входят в систему страхования вкладов. Если банк подключен к этой системе, значит деньги свои я получу. И, чтобы точно их получить, стараюсь размещать на вкладе только те суммы, которые подпадают под страховое покрытие.
  • Мои пластиковые карты без проблем обслуживаются за рубежом, и, выезжая за границу, я предпочитаю расплачиваться только ими. Впервые я попал за границу в 2000 году, это была Португалия. Я был поражен тем, что люди в киосках расплачиваются картой за покупку газеты. Я же приехал с наличкой и понял, что это страшно неудобно.
  • Резкое изменения курса рубля я воспринял как очередной курс шокотерапии. Моя семья уже проходила такой в начале 90-х. Моя мама всю жизнь мечтала построить дом и скопила по тем временам огромную сумму — 20 тысяч рублей. На самом деле наша семья никогда не отличалась богатством, просто маме на работе начали платить первые инвалютные рубли. И в момент, когда мы уже были готовы заказывать строительство дома, все рухнуло. Я маму умолял: «Давай купим вагон автоответчиков? Хоть что-нибудь! Надо срочно что-то купить, чтобы спасти накопления!» Но мама была в ступоре. Она просто не верила, что все это происходит в реальности и деньги каждый день обесцениваются с огромной скоростью. В итоге я смог приобрести только аккумулятор для «запорожца» и уголок из ДСП на кухню.
  • Сейчас, когда рубль начал стремительно снижаться, я ничего не успел сделать. Впал в тот же ступор, в который когда-то впадала мама. Наверное, сработало что-то генетическое. К сожалению, я не проявил расторопности и не побежал срочно покупать валюту, а застыл в неверии и наблюдал за тем, как доллар подскакивает с 30 до 80 рублей. Да, признаюсь, потери были большие.
  • Кризис, конечно, очень ощущается. Как любой человек, я хожу в магазин, покупаю продукты и вижу: то, что вчера стоило 7 рублей, сегодня стоит уже 27. Цены выросли сильно, и это сказывается на уровне жизни, ведь зарплаты, к сожалению, не растут. В том числе и в киноиндустрии, ведь кризис ударил по всем отраслям кино. Масштабы кинопроизводства упали процентов на 40 — эту цифру я недавно увидел в одном авторитетном издании. Конечно, антироссийские санкции тоже внесли вклад в ситуацию. Но есть и обратная сторона: я много езжу по стране с гастролями и хочу видеть новые работающие заводы, города, где градообразующие предприятия не закрывают. Хочу, чтобы санкции пошли нам на пользу. Ситуация способствует поддержанию нашего сельского хозяйства, производству электроники и высокотехнологичной продукции. Надеюсь, экономика получит мощный толчок, чего, по-моему, опасаются наши европейские «друзья». Поэтому многие из них и выступают за отмену санкций, чтобы не дать нашей промышленности развиваться, ведь все наложенные ограничения — это прямой источник экономического роста.
  • Кроме актерской деятельности сейчас я занимаюсь продюсированием — решил попробовать себя в новом амплуа, расширить круг своих возможностей. Мой продюсерский проект — это спектакль «Двое в лифте, не считая текилы», где по сюжету муж с любовником застревают в лифте. Я занимаюсь продвижением этого спектакля, организацией гастролей. Словом, занимаюсь, так сказать, «театром Матросова». Кроме этого, гастролирую с другими спектаклями и продолжаю сниматься в различных проектах.
  • Я человек, склонный к накоплениям. Потому что если бы я не копил — не было бы большого дома и других значимых для жизни и для семьи покупок. У меня есть огромное количество коллег — известных, с именем, — которые живут на полную катушку и после очередного проекта прожигают все, что удалось заработать. Это не мой вариант, ведь у меня двое детей, которых нужно растить и поднимать. Копить мне помогают банки: деньги я размещаю на депозитах. А основные вложения делаю в дом и в семью — это, на мой взгляд, самые правильные инвестиции.
  • Первые деньги я заработал на телепрограмме «В гостях у сказки», которую вел вместе с замечательной Валентиной Михайловной Леонтьевой. Мне было 16 лет, я только-только поступил в театральный институт. Первую зарплату — 18 рублей — я получил переводом по почте и отдал матери. Других вариантов потратить эти деньги у меня даже в мыслях не было.
Беседовала Татьяна КАЛИННИКОВА, Banki.ru