• Я не выбирал банковские структуры, в которых храню свои сбережения. Я работаю в государственном театре, и мне как госслужащему дебетовую карту для начисления зарплаты открыли наряду со всеми актерами в нашем театре. Еще три года назад нам переводили зарплату через один из банков, расположенных на Кипре. А в связи с реформой банковской системы нас перевели на обслуживание сначала в Банк Москвы, а затем в ВТБ.
  • Я оцениваю уровень обслуживания в банке ВТБ, услугами которого сейчас пользуюсь, на уровне 40/60. Потому что очень часто мне как клиенту банка многое непонятно. Например, при продвижении своих продуктов и услуг сотрудники банка мне по-настоящему надоедают — звонят, беспокоят не ко времени, пытаются «внедрить» какие-то новые продукты, специальные предложения, навязывают какие-то кредитные средства, в которых я не нуждаюсь. Я собираюсь приобретать недвижимость на собственные накопленные средства. И сколько бы я ни просил сотрудников отметить в клиентской базе данных, что сейчас мне заемные средства не нужны, как и внедряемое ими ипотечное кредитование, все это не помогает — менеджеры по-прежнему продолжают звонить чуть ли не каждый день. У меня складывается ощущение, что я разговариваю не с людьми, а с инопланетянами. Только после повышения голоса и громких возмущений звонки прекращаются на месяц-два. Но потом процесс снова возобновляется. И как это все прекратить — для меня просто загадка. Такая же история происходит в банке ВТБ с игнорированием трех моих письменных заявлений об отключении услуги списания средств с карты при пользовании общественным транспортом. Так что у меня много вопросов к обслуживанию в банке ВТБ.
  • Пока я храню свои сбережения в рублях, потому что у меня нет доверия к иностранной валюте. Я человек творческий и не разбираюсь во всех тонкостях банковских операций. Тем более в тонкостях выбора валюты, в которой стоит хранить средства. Я в это глубоко не вникал и, скорее всего, уже не вникну, поскольку у меня совсем другой склад ума. Поэтому для меня проще хранить свои средства в рублях — эта валюта для меня понятна. По крайней мере, у меня не возникает вопросов, что такое сто рублей, какой у них валютный эквивалент и как колеблется их реальная рыночная стоимость.
  • Однажды, когда я еще был студентом, мне довелось взять кредит в банке «Русский Стандарт». Это была жутчайшая история. Оформили и выдали мне кредит безо всяких проблем. Я этим кредитом воспользовался, выплатил банку часть заемных средств. Но в какой-то момент ситуация у меня изменилась, и я не смог регулярно выплачивать платежи по кредиту. Накопилась задержка выплат за три месяца. После я пришел в банк, выплатил всю оставшуюся сумму по кредиту и закрыл свою кредитную карту. И когда через два года мне позвонили и сообщили, что я должен банку «Русский Стандарт» деньги за обслуживание кредитной карты, которой якобы я все это время пользовался, возмущению моему не было предела! Особенно если учесть, что кредит я брал на 10 тысяч рублей, а процентов за два года набежало на 50 тысяч. То есть моя карта не была закрыта, а я все два года жил в полном неведении такой откровенной махинации со стороны сотрудников банка. В результате мне пришлось одалживать деньги, чтобы выплатить этому банку всю набежавшую сумму, только чтобы меня оставили в покое. Более неприятную историю, на мой взгляд, просто невозможно представить.
  • Помню, я использовал карту Банка Москвы в Египте. И во всех банкоматах местных банков спокойно получал денежные средства. Правда, не в запрашиваемых мною долларах, а в местной валюте. Никаких других проблем с обслуживанием за границей своей карты я не испытывал.
  • Раньше идея сбережения денег меня особенно не волновала. Этим вопросом я озаботился только сейчас. В последнее время предпочитаю копить. До этого в основном тратил. Но сейчас у меня появилась семья, жена, я планирую завести детей. Поэтому, наверное, буду учиться копить, потому что в принципе неплохо, когда у тебя есть небольшой запас собственных денежных средств. Пока я просто коплю сумму, которую можно будет положить на какой-то депозит. Для этого открыл в Банке Москвы (ВТБ Банк Москвы. — Прим. Банки.ру) беспроцентный счет, и все, что удается собрать, откладываю туда.
  • Не знаю, какая у меня любимая статья расходов. Хочется больше путешествовать. В одежде я, как мужчина, непритязателен. А вот поесть вкусно очень люблю. И я люблю деликатесы. Так что все главные траты у меня были связаны со всякими гастрономическими изысками. Иногда себя балую. Себя и свою дорогую вторую половину. Раньше, пока я не был буддистом, очень любил устриц, которых нужно есть живыми. Но теперь я буддист, так что пришлось от поедания устриц отказаться. Теперь я только вспоминаю временами, какие же они вкусные!
  • Помню ли я, как заработал свои первые деньги? Конечно, помню. Шел 1990 год. Я жил с родителями в городе Минеральные Воды на Северном Кавказе. Между Железноводском и Пятигорском расположен поселок Новотерский. И там есть озера, вода в которых в то время, до разведения рыбы, была очень чистой. Конечно же, в озерах было очень много раков. Мы мальчишками брали маски, ласты и ловили в этих озерах раков. Ныряешь на дно, собираешь раков, потом выныриваешь, а наверху плавает товарищ на автомобильной камере с полиэтиленовым пакетом. И мы прямо туда вываливали свою добычу. Мы с мальчишками приезжали в поселок на первом автобусе в семь утра, часа два — два с половиной занимались своим нехитрым промыслом. Возвращались обратно с мешком раков и сдавали их в ресторан по рублю или по два, если раки были побольше. За день у нас на троих выходило 200, 300 и даже 500 рублей. То есть я за день мог принести домой папину месячную зарплату. Папа мой получал 94 рубля, а велосипед в магазине стоил 150 рублей. А мне тогда было всего 10—11 лет. И я мог заработать на велосипед всего за один день! Мой друг тогда подходил к вопросу рационально и копил деньги. А я все транжирил — тратил на друзей и подруг.
  • Насколько я доверяю сегодня российской банковской системе? Не знаю. Но знаю, что хотелось бы доверять ей больше. Не доверяю я ей потому, что все время наталкиваюсь на какие-то сообщения о хакерских атаках и взломе баз данных в финансовых структурах. Мне становится вообще непонятно, что в крайней ситуации придется делать — снимать все деньги и держать наличкой под подушкой? Эти деньги в банках как-то вообще застрахованы? Мне кто-то возместит потерю, если вдруг в банке произойдет взлом электронной системы и мои средства вдруг переведут каким-нибудь террористам? В этом смысле я не чувствую себя в безопасности. Даже когда пользуюсь банкоматами, все время пытаюсь проверять, не установлен ли там преступниками специальный датчик и камера, считывающие код и номер карты.
  • У меня нет своего бизнеса. Я работаю на государство. И кризис отражается на нас, работниках государственных театров, плачевно. Мало того что, как только кризис начался, нам всем на 10% урезали зарплату, но этот процесс уменьшения не останавливается — зарплата не растет, становится только меньше. А цены при этом все растут и растут.
  • На данном этапе я не развиваю никакие проекты. Даже в области актерских агентств на рынке сейчас наблюдается застой. Поэтому и я себя чувствую немного в зоне «застоя».

Татьяна МЕДОВНИКОВА, для Banki.ru