Добавить отзыв о банке
(необходима авторизация/регистрация)

избранный отзыв Каждый раз, как в Первый, или Мои персональные пятьдесят оттенков ада плохо (−1)
 зарплата соцпакет коллектив руководство общий комфорт
Отзыв месяца

Отзыв месяца:
июль 2015 года

Я долго думала, писать этот отзыв или нет. Вроде, и воды много утекло с того поганого времени, и отделение уже давно закрылось... Но решила все же рассказать эту поучительную историю. Вдруг ее прочтет кто-то, кто стоит рангом повыше фронтового пушечного мяса, да и задумается: все ли способы получения прибыли одинаково хороши? Стоят ли мои бонусы пота и крови моих подчиненных? Имею ли я право называться хорошим руководителем? Не буду ли я и мои подопечные смотреться идиотами в этой погоне за синей птицей? Этот отзыв — для вас, господа начальники. Также, я думаю, он будет весьма полезен товарищам маркетологам, рекламщикам, пиарщикам и прочим.

Аттеншион плиз: в тексте наблюдается многабукав и обильное излитие желчи, так что этот текст не рекомендуется к прочтению людям со слабой психикой, инвалидам, беременным и кормящим женщинам, детям и лицам, жизненный девиз которых обозначен фразой «Продажи, продажи и еще раз продажи»!

Ну, дворец, ну, хорош! С лебедями! С чучелами!
После моей эпопеи в Восточном экспрессе наш бывший управляющий сообщил мне, что набирает новую команду в новое отделение нового банка с гордым именем Первобанк. Ему нужны ответственные, схватывающие на лету сотрудники, и вроде, по его прикидкам, я подходила. Сулились, естессна, золотые горы. Должность называлась специалист по обслуживанию частных лиц и, помимо кредитов, включала в себя операционно-кассовую работу и вкладные манипуляции. Поразмыслив, я решила, что это какой-никакой карьерный рост, более высокая ступень в личностном развитии и, вообще, такой опыт полезен для персонального дзен. И согласилась.

Когда я попала в отделение, я почувствовала себя сельской теткой, слаще моркови ничего не пробовавшей. Помещение полностью оправдывало свою баснословно дорогую аренду: извилистые коридоры, множество кабинетов, евроремонт, кожаная мебель, кашерная новехонькая техника, ковры и плазмы на стенах, не хватало только золоченого унитаза. Имелась целая кухня со встроенной техникой, душевая и биде. В общем, щоб я так жил. Бродя по этому великолепию с вытаращенными глазами, я на полном серьезе думала, что вытянула свой счастливый собачий билет.

Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники!
Когда первые восторги спали, я начала понимать, во что же я на самом деле вляпалась. Новое отделение — это во всех смыслах работа с нуля. Никакого обучения, никаких наставников, никаких инструкций. Начальство не имело ни малейшего представления, как организовать свою работу и работу подчиненных. Мне всучили несколько пухлых манускриптов с описанием программ и основных банковских продуктов и отпустили на вольные хлеба. Предполагалось, что за 2-3 недели я, самостоятельно освоив несколько программ, разберусь в механизмах выдачи кредитов и научу этому остальных сотрудников.

Мозг мой поплыл. Обилие информации, отсутствие людей, у которых можно было хоть что-то узнать, вечно лагающие программы и неимение операционно-кассового опыта сводили с ума. Каждые две недели алгоритм операционной работы менялся, и мы часами на пару с бедной начальницей по операционной работе отделения пыхтели за компьютером, вертя и так и эдак инструкции. Но, надо отдать должное, ставки у нас были очень хорошими, как по вкладам, так и по кредитам. В кассе всегда имелась валюта мелкими денежками, делались всяческие переводы для гостей из южных стран, в общем, можно было жить, если б не...

Процесс оформления вклада занимал в лучшем случае час. Выдача кредита — день. Потребительских кредитов за всю свою работу в Первобанке я выдала всего два (далее будет рассказано, почему), поэтому подробнее остановлюсь на основной своей работе — автокредитах. Моим начальником по этому направлению был товарищ Ф. Он имел «прикормленных», но абсолютно недалеких девиц в автосалонах, которые скидывали заявки на автокредиты нам. Далее эти заявки проходили через неимоверно запутанную систему андеррайтинга самарскими специалистами, в процессе которого данные по сто раз сверялись и перепроверялись, вбивались в особые формы и опять проверялись, печатались платежки и... правильно, опять проверялись. Это был очень сложный процесс, невероятно долгий и нервный для всех сторон сделки. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех ребят из Самары, которые выполняли эту непростую работу, и извиниться перед ними за все косяки со своей стороны. А происходили эти косяки постоянно, потому что девицы из автосалонов никогда не вникали в требования к автомобилям и заемщикам, предъявляемые нашим банком, а также не гнушались за определенное денежное вознаграждение отдавать лакомых клиентов конкурентам.

В общем, если Ф., потирая ручонки, сообщал, что сегодня будет выдача автокреда, это означало, что в этот день я вряд ли покушаю или поимею свободные 10 минут, чтобы попить чаю. Если же в день предполагалось две выдачи и к тому же намечался вклад, мои глаза начинали дергаться, и я шла заваривать крепкий кофе, запивая им новопассит. smile:o

Ёлок много и тебя много! А толку — маловато будет!
Чтобы вы понимали всю горесть сложившийся ситуации, обрисую кадровое положение дел, царившее на тот момент в Первобанке. Имелся лишь один специалист по кредитам, вкладам, операционке. Это была я. Предполагалось, что нас будет двое, но второй наш операционист, госпожа Г., была взрослой женщиной, до Первобанка имела хорошую должность в другом банке и пришла к нам только из-за того, что ей посулили хороший карьерный рост. Его-то она и ждала, поэтому совершенно не вникала в операционную работу, не занималась ни кредитами, ни вкладами. По правде говоря, она и вордом-то пользовалась с трудом, так что единственной пахотной колхозной лошадью стала ваша покорная слуга. Надо мной была целая иерархия начальников, каждый из которых имел определенные бонусы с моих продаж, поэтому подгоняли меня каждый кто как мог. При этом мне предназначалась только чистая зарплата, ни о какой дополнительной денежной мотивации о речи не шло. Когда я взмолилась дать мне помощника, начальство милостиво разрешило мне обучить ратному делу обслуживания частных лиц нашу Л., специалиста по юрикам. Тарифы для юр. лиц у нас были совершенно безбожные, и поэтому ни одного клиента у нее не было, а барский хлеб нужно было как-то отрабатывать. Так нашу Л., не особо интересуясь ее мнением, сделали неофициально частником. Девушка она была смышленая, обучилась быстро, и вдвоем нам стало работать немного полегче.

Но и эта идиллия продолжалась недолго. Самара прислала планы продаж, и все полетело к чертовой матери.

Маловато, понимаешь… Маловато будет!
Каждое день я шла на работу как на казнь. Каждое утро меня, Л., и специалиста по ипотеке Ю. ставили столбом и начинали отчитывать. Почему так мало выдач, почему так мало вкладов, мы вас на помойке нашли, от репьев очистили, отмыли, а вы, неблагодарные, прибыль не приносите. Когда мы пытались объяснить, что новому банку нужна реклама, что для продаж нужен некий разгон, начальство зверело.

Так как о Первобанке в нашем городе никто и не слышал, люди, естественно, относились с недоверием к самарскому банку с пафосным названием. Как раз в то время произошло триумфальное лишение лицензии банка "Пушкино". Народ начал паниковать и быстренько поволок свои сбережения из частных организаций в надежный Сбер. Чтобы выполнить план по вкладам, мне пришлось привлекать к этому делу всю родню и друзей, слезно умоляя разместить депозит хотя бы на тысчонку-другую. Дальняя родня косилась на меня как на Мавроди и на всякий случай крепче сжимала кошельки. Потом наш управляющий стал мягко намекать мне, человеку, не имеющему водительских прав, но имеющему очки с диоптриями минус 5, на то, что, мол, неплохо было бы тебе взять автокредит на какое-нибудь детище автоваза. С того момента я стала все чаще наблюдать у себя мелкий тремор конечностей.

Основными посетителями нашего отделения были гости солнечных дружественных республик, целыми днями отправлявшие денежные переводы семьям. Заходили и любители взять нахаляву кредит. Благодаря хорошей памяти на лица, я помнила всех просрочников и нечестных заемщиков еще с Восточного. Кто работал во фронте, тот знает эту ушлую категорию граждан, которые рыскают от банка к банку и стараются найти лохов, что не станут проверять их личность и с радостью отсыпят им дензнаков в кредит... Такие уникумы, как правило, имеют полностью испорченную кредитную историю, поддельные документы и не чураются помощи черных брокеров. Так вот, к нам в отделение заходили только эти «золотые представители» заемщиков и цыгане, надеясь взять кредит в неизвестном банке, который, Бог даст, загнется скоро, а потому и выплачивать ничего не придется. Не знаю, чем руководствовался наш управляющий, когда приказал выдавать потребы всем, кто приходит в отделение. Я собирала заявки от всякой шушеры и шла с ними к нашему безопаснику. Тот сначала вкатывал мне кренделей, потом несся к управляющему, но последний был непреклонен: нужно наполнять портфель потребительскими кредитами. Никакие доводы меня и безопасника его не колыхали. Начальник службы безопасности рвал на голове волоса и до хрипоты с ним спорил, рискуя остаться без работы, а потом заворачивал все эти заявки. А на следующем утреннем собрании я уже получала свою порцию «милостей» за не выданные потребы. Так и жили.

И в это время политика маркетологов Первобанка прозвучала для нас как приговор: никакой рекламы. Даете банку узнаваемость своими силами. Управляющий созвал очередной совет на лобном месте и озвучил свое решение: всеми правдами и неправдами сделать так, чтобы о банке узнали и поверили ему. С этого момента у меня начали появляться первые седые волоски в 24 года.

А хотя бы я и жадничаю, зато от чистого сердца.
Первым делом решено было проводить холодные звонки. Базу данных, состоящую из наиболее представительных ИП-шников и ООО-шников города, приволокла с бывшего места работы Г. и царственным голосом велела составить скрипты и начать обзвон. Что мы с Л. могли предложить представителям малого бизнеса, работая по частным лицам, не уточнялось. Естественно, как только руководители фирм слышали, кто и зачем им звонит, нас заворачивали.

Актом невиданной щедрости Самарских рекламщиков стала коробка печатных листочков для промо. Каждый божий день все сотрудники офиса (за исключением господ офицеров, конечно) уныло раздавали листочки на улицах, но к этому я была привыкшая еще с Восточного. Стоя с вытянутой рукой, в которой была зажата листовка, часто под дождем, я грустно думала о том, как мне успеть сегодня выдать кредит или принять вклад. Закрадывались мысли и о том, что если и второй муж бьет по роже, то дело не в муже, а в роже. Думалось мне, что, видимо, я больше ни на что не способна, кроме раздачи листовок, вспоминался красный диплом, медаль, бережно хранимая на антерсолях, постоянное недовольство начальства. Не подумайте, я не ханжа и не сахарная неженка, и не сломалась бы от двух часов промо-акции в день, но когда я видела картину, как наш старший кассир, представительная и умная женщина, скачет по лужам как девочка, чтобы всучить очередному прохожему листовку, мне становилось тошно. Были мысли намекнуть начальству нанять за недорого юрких и улыбчивых школьников, но куда ж нам в калашный ряд-то... Я думала, что хуже быть не сможет. Однако, смогло.

У нас закончились листовки для промо. Самара многозначительно помалкивала на вопросы о рекламном бюджете. Было решено делать листовки самостоятельно. Вот тут-то я и поняла истинное значение слова Позор. Как самого молодого и креативного сотрудника подпрягли это делать кого? Правильно, меня. smile:) Лист формата А4 разрезался на 4 части, на каждой из которых посредством «красивого» шрифта и графических объектов (сердечек, звездочек, домиков) могучего Ворда составлялись агитационные материалы брать кредит, вклад или ипотеку Первобанка с подробным описанием, почему это нужно сделать именно вам и именно сейчас. Убогость этого самопального великолепия подчеркивало низкое качество офисной бумаги и простая черная краска принтера. Как мне было стыдно раздавать такую продукцию, словами не передать. Я выходила делать это в фирменной кепке Первобанка, натянутой до носа, и молилась, чтобы случайно не встретить никого из знакомых. Чувствовала я себя при этом представителем Гербалайфа или какого-нибудь, прости Господи, Тяньши.

Но и этого оказалось мало. Руководство почему-то решило, что расклейка этих печатных уродцев принесет банку небывалую славу и нескончаемый поток клиентов. Мы с Л., закупившись клеем, уходили каждый день на два часа портить муниципальное имущество, проще говоря, - оклеивать подъезды близлежащих домов, а если получится прошмыгнуть во внутрь, то и раскладывать эту срамоту по почтовым ящикам. Всех приключений во время таких PR-акций и не расскажешь! Пару раз нас чуть не поколотили околоподъезные бабульки за порчу имущества, пару раз местное домовое самоуправление пыталось вызвать полицию, да что там говорить, даже бомжи, которые каждое утро лежали в ароматных лужах и грелись под солнечными лучами у парадного, смотрели на нас с нескрываемой жалостью и предлагали закурить.

Крадётся… А чё ты крадёшься?
Среди мерзких, как солдатская вошь, будней мелькали иногда и искорки веселья. Вот например, однажды с нами произошел один курьёзный случай. В разгар самого обычного буднего дня, нежданно-негаданно, яко тать в нощи, к нам приехал сам Председатель Правления, господин Г. И сделал он это так буднично, небрежно, что на него даже внимания никто не обратил. Когда он раскрыл двери нашего отделения, никто не кинулся помогать ему снимать пальто, никто не бухнулся в ноги. Ну подумаешь, решили все, мужик наманикюренный зашел в дорогом костюме, мало ли мужиков заходит, тем более он сразу попросился к Управляющему. Спасло от окончательного фейла нас то, что я Его все-таки узнала.
Я давно просекла одну очень полезную штуку: как приходишь на новое место работы, сразу лезь на сайт организации и изучай фотографии начальства, ибо их надо знать в лицо, а еще лучше – по имени-отчеству. Особенно это касается банков, так как там начальники очень любят шутковать и разъезжать по различным отделениям инкогнито, притворяясь обычными смертными.

Поняв, что мужик перед нами вовсе не мужик, а Сам Г., я сначала подобрала со стола челюсть, а потом стала сигнализировать коллегам всеми доступными способами, в том числе телепатически, о том, КТО сейчас сидит на креслице у входа. Народ наш меня понял, начал дружно строить под себя кирпичные стены и запоздало кидаться к Господину Г. с кофиЁм и чаем. Такая кутерьма пошла, ой, мама!

Кстати, Господину Г. у нас категорически не понравилось. И плазма на стене не работала, и клиентов в отделении не было, и не встретили как подобает, да еще и ждать на креслице попросили. В общем, нам после Его отъезда устроили очередную взбучку, а мораль сей басни такова: хочешь, чтоб чинно-благородно встречали и в ногах валялись, сообщай о приезде заранее, а не возвращайся как муж из командировки.

При таких свиньях… как-то и сам становишься… А я и в цари записаться могу!
Однажды нам стало известно, что приезжает к нам барыня, да не просто барыня, а начальница Всея Продаж и Розницы. О ней было известно доподлинно только две вещи: во-первых, что была она раньше крупной шишкой, кажется, в МДМе, во-вторых, что едет она отнюдь не с добрыми намерениями, а именно – выяснять, отчего и почему и по какому случаю у нас такие маленькие продажи. Мои коллеги понимали, кто именно пойдет под разнос, а посему поглядывали на меня сочувственными взорами. С утра в день приезда Барыни мы были вылизаны и вычищены, как первоклассники к первому сентябрю, офис сиял чистотой, а также, дабы показать, что мы учли ошибки с Господином Г., мы с порога кинулись целовать ручку-с кормилице. Она благосклонно осмотрела офис и велела собирать совещание. Шла я на него с тяжелым сердцем. Созвали весь офис, посадили меня напротив Барыни и стали ждать. Барыня оглядела меня придирчивым взглядом и сказала: «Так, я хочу побеседовать с розницей». Я чуть не заржала – это я-то целая Розница?
- А расскажи-ка, девочка моя, семь шагов продаж?
Пфффф. Это нам как два пальца об бетон, рассказываю. Слушает, кивает.
- Так, вижу, теорию знаешь. Почему тогда продажи маленькие?
Знаете, тут я собралась вывалить ей все, что накопилось у меня в душе по поводу этих самых продаж. И про рекламу, и про самодельные листовки (которые ей, кстати, потом таки показали и она пришла от них в неистовый восторг и умиление, почему-то), и про то, что наша куцая и тощая розница в моем и частично Л-м лице ну никак не может давать больше. Начальство, заметя перемену в моем лице, начало корчить мне рожи и всячески пихать под столом ногами, мол, молчи. Ладно, мямлю:
- Ну, дык, вот так как-то получается…
Тут, видно, Барыня решила доказать, что не зря она Начальником Розницы зовется, и провести тренинг по продажам.
- Давай я научу тебя работе с возражениями. Проиграем с тобой сценку, где я буду банковский работник, а ты клиент.
Ээээ, думаю, матушка, знала б ты, сколько я тренингов профессиональных, многодневных на эту тему в Восточном изучила. Да с моим умением клиента облизывать да обхаживать можно запросто во рту языком кубик-рубика собирать. Подумала, но не сказала. Сижу, слушаю. Барыня продолжает:
- Вот ты зашла в банк. Я здороваюсь: Здраааааасьте, чем вам помочь?
Я как это «вам помочь» услышала, чуть не брякнула – помогите мне с деньгами. В принципе, дальше мне все стало ясно и с профессиональным, и с личностным уровнем Барыни, а конкретно то, что он находится где-то между ларьком с отрубленными свиными головами и закутком с вьетнамскими труселями на некрытом рынке. Человек, фамильярно «тыкающий» своим подчиненным (пусть даже они находятся у подножия карьерной лестницы, а ты наверху) и не знающий элементарных принципов банковской этики в ином месте находиться и не может. Опущу дальнейшие детали этого душераздирающего зрелища под названием «Тренинг от Барыни», скажу только, что в дальнейшем выяснилось, что Барыня не знала ни одного нашего розничного продукта: ни названия и условия кредитов, ни ставки и количество вкладов.

Общим собранием наших начальников было решено, что беды отделения произрастают из косяков розницы (то бишь, моих), меня милостиво отпустили заниматься моими непосредственными обязанностями на рабочее место.

П.С. Не берусь утверждать, что Барыня приезжала только по мою душу, а не за чем-то еще, равно как и то, что после рабочего дня Ф. и Г. подготовили неформальную развлекательную программу для Барыни в неких злачных местах, о чем целый день все наше отделение перешептывалось, но… Буквально на следующий день пришла депеша от Самого Главного Начальства о том, что в связи с многочисленными успехами на трудовом поприще Ф. назначают заместителем управляющего, а Г. – начальником Розничного подразделения и Корпоративного сектора. И уж конечно, я не возьмусь утверждать, что эти события имели хоть какую-либо взаимосвязь.

У вас все дома? А? Ну и ладно!
После провала холодных звонков наше официально пополнившееся теперь руководство решило, что банку необходимы презентации. Вкратце: из той же незыблемой скоммуниженной Г-ой Базы предпринимателей города выбирались наиболее сочные, обзванивались, и им предлагалось устроить презентацию наших товаров. Смысл сводился к тому, что, если организация войдет в список наших клиентов, ее сотрудники смогут кредитоваться у нас по потребам и автокредам на один (целый один!!!) процент ниже, чем простые смертные. Чувствуете цимус, да? Мы предлагали оторвать от дел на полтора часа целую организацию людей, застопорить работу всего предприятия, чтобы предложить потреб, мать его, на процент ниже! И это при всем при том, что все порядочные организации давным-давно стали корпоративными клиентами крупных банков, где сотрудникам, помимо зарплатных проектов, предоставляются всяческие ништяки и лояльности. Вот такое ценное предложение нужно было озвучивать генеральному директору какого-нибудь завода по телефону так, чтобы он не заржал и не послал на три буквы. План был таков: с каждого из сотрудников (а это по-прежнему были мы с Л.) по одной презентации в неделю, и не волнует. При этом основные операционно-кассовые обязанности с нас ни разу не снимались.

Когда по телефону люди начали узнавать наши голоса и срываться с катушек, управляющий, товарищ Ф. и госпожа Г. посовещались и пришли к выводу, что проблема агрессии руководителя любого предприятия решится при личном, дружественном визите в организацию. Вот тут стало совсем горячо. Нам предлагалось брать необходимый презентационный материал и выходить в поля, то есть, попросту говоря, перенять принципы работы коробейников и тупо стучаться в двери и показывать всеми правдами и неправдами «представление».

Тута дураков много, а зайцев, поди, мало.
Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало для меня очередное задание начальства. Оно решило, что следует проводить наши презентации на фундаментальной почве, а именно – на заводах и производстве. Мол, там людей до черта трудится, уж они точно будут у нас кредиты брать. Для начала было дадено задание: приехать на завод, попытаться проникнуть на его территорию, минуя проходную, собрать народ, провести лекцию о банковских продуктах, собрать подписи и ФИО согласных, и включить завод в список привилегированных организаций. Всего-то раз плюнуть.

Гениальность всей затеи заключалась даже не в том, что людей надо как-то по цехам бегать собирать, что в принципе несанкционированно, что затормозит рабочий процесс и за что с вероятностью 99,99% можно отхватить по дыне. Вы никогда не работали торговым представителем? Для тех, кто не работал, расскажу о романтике данного ремесла. Ты, облаченный в свою самую лучшую парадно-выгребную одёжу (т.е. в пиджаке, рубашке и на каблуках), в сорокоградусную летнюю жару с кипой бумаг (или товара, если говорить о торговых представителях) тащишься в промзону своего города. Особенно эффектно это выглядит, если у тебя нет собственной брички (как, например, у меня), а служебную машину холопам не положено. У черта на куличках ты пытаешься найти нужный тебе цех и его проходную. Пока ты, как баран, стоишь и оглядываешься, тебя уже заметили и начали на тебя охоту. Нет, не люди, а стая собак, которые плодятся и кормятся возле таких проходных. Так вот, эта стая голодных до банкирского тела демонов будет гнать тебя до самого входа, заставляя парить над землей и залихватски перепрыгивать через заборы. Далее ты, запыханный и жалкий, стоишь на проходной и жалобно блеешь о необходимости попасть внутрь, а усатый сторож Петрович, дыша тебе в лицо сивухой, глумится над тобой по полной, ведь ему выпал шанс показать свою, Петровичеву, значимость и прессануть человека с высшим образованием. А дальше все зависит от твоего красноречия и наличия в кармане мятной потной сотенной…

Но что-то я отвлеклась. Я наотрез отказалась участвовать в подобных мероприятиях, так как если договориться с Петровичем у меня, может быть, и получилось бы (ведь не зря меня Барыня работе с возражениями учила!), то собак этим не проймешь и дырку на заду красивыми словами не залатаешь.
Решено было поменять план операции: мы стоим на энном расстоянии от проходной, подлавливаем выходящих работяг и всучаем листовки. В идеале мы должны не просто дать листовку, а остановить человека, обстоятельно с ним поговорить, записать ФИО и внести в список. Я на это подписалась, эх, и дура была…

А теперь лирика. Вы – рабочий и выходите с родного завода, на котором отфрезеровали у станка две смены, голодный, уставший и злой. В мыслях вы уже сели на служебный автобус, приехали к родному дому, зашли в него, поставили к батарее суровые, не озонирующие воздух, носки, опрокинули рюмашку, занюхали хлебом и поднесли ко рту ложку горячего борща. И тут вас из этих благолепных мыслей выводит пигалица полутора метров росту, которая пытается вас остановить и всучить какую-то дрянь, при этом ни на секунду не затыкаясь и вежливо, но настойчиво, тараторя. В лучшем случае рабочие проходили мимо и бросали на меня убийственный взгляд, или цедили «Инна!» сквозь зубы. В худшем трудяга останавливался и высказывал все, что он думает про меня, мой банк, систему рыночных отношений, правительство и в особенности про нашего президента.

Удивляясь, чего это их стратегия не приносит никакого результата (и правда, почему?), коалиция моих начальников придумала новую гениальную идею: мы стоим у проходной. В назначенное время приходит служебный автобус, в него набиваются работяги, а следом за ними прыгаем туда и мы. По прикидкам начальства, это был просто наишикарнейший план, обреченный на успех: народу много, деваться им с подлодки некуда, и пока автобус по пробкам добирается до конечного пункта, можно рассказать (попутно всучая злополучные самопальные листовки) про все кредиты, про все вклады и даже на историю банка времечко останется. Мысль о том, что мне придется каждый вечер кататься по промзоне с тридцатью-пятидесятью крепкими злыми мужиками, не пришлась по вкусу как мне, так и моему мужу. Посовещавшись с ним на семейном совете, я на следующий день написала заявление об уходе.

Он и в третий раз ходил за ёлкой, и добыл её… Но это было уже весной, и он отнес ёлку обратно.
Через полтора года после своего триумфального начала работы отделение закрылось навсегда. До сих пор на дверях и окнах этого огромного помещения висит плакат «Аренда». Оно умерло, так и не достигнув процветания розничного сектора.

К сожалению, я потеряла связь с теми мудрыми и замечательными людьми, которые поддерживали меня, с кем я плечом к плечу мокла под дождем, раздавая листовки. Служба безопасности, касса, офис-менеджер, операционка, юрики, ипотека, малый бизнес – я вспоминаю с теплотой и благодарностью всех вас и надеюсь, что ваши карьеры пошли вверх, и вы нашли место, где вас ценят по достоинству.

В моей жизни были еще банки, но ни один из них даже не сравнился с Первобанком по маразматичности методов стимулирования продаж. Теперь, когда с банками и банковской деятельностью для меня покончено навсегда, я хочу попросить всех господ банкиров, стоящих на руководящих постах, лишь об одном: если вы получили высокую должность с нуля именно за свои заслуги, знания, упорный труд (а не через связи и постель, как это часто бывает) – пожалуйста, не забывайте, кем вы были. Не теряйте человеческого лица в обращении с той бессловесной скотинкой, которая делает для вас львиную долю прибыли. Не выжимайте все соки из людей и помните: из нормальной самооценки и человеческого достоинства сотрудников складывается в итоге репутация вашей организации, да и ваша тоже.

Спасибо за внимание! smile:)
magicMushroomбывший сотрудник
27.07.2015 12:22
Немного о Региональном менеджере не голосовал
 зарплата соцпакет коллектив руководство общий комфорт
Добрый день.
Такое происходит сплошь и рядом, когда "работают" свои, но такое я вижу впервые. Пока такие люди будут работать в поддержке и развитии бизнесс-направлений, ни о каком развитии и думать можно забыть, ведь для этого необходим хоть какой то опыт развития бизнеса и управления персоналом. Или для Первобанка достаточно немного посидеть на торговой точке специалистом (первый опыт работы в принципе) в таком банке, как например ОТП и Хоум, который продает утюг в кредит со страховкой, и то, страховка под вопросом, потому как, чтобы её продать, а не поставить галочку тайком и не сказать об этом клиенту необходим опыт. Да, видимо этого достаточно, когда в банке работают родственники.

Есть мнение более опытных людей, и я абсолютно их поддерживаю, что человек не имеет никакого представления, как привлечь организацию, как ведутся переговоры, как качественно рассказать о продукте. Абсолютно отсутствует тактичность и вежливость, умение слушать. О каком развитии территории можно говорить, она только знает, как задавать непонятные вопросы и говорить, что твой ответ - это неправильно. Наставничества ноль, одни требования, не поддерживаемые конкретными идеями. Заслуживает хорошего морального "леща".

Высший менеджмент, задумайтесь, кого вы принимаете на такие позиции!!! Или вы считаете, что за этого СВОЕГО человека будут работать трое? ЗАДУМАЙТЕСЬ О БИЗНЕСЕ, ведь для этого вы в правлении.
Спасибо.
OnaOdna • сотрудник
28.03.2014 18:24
Администратор:
Принимаем отзыв без оценки.
Собеседование в Первобанке в Самаре плохо (−1)
Добрый вечер! Хочу поделится своими впечатлениями о прохождении собеседования в этом банке. Шла я на кандидатуру ведущего специалиста по ипотечному кредитованию. На электронный адрес прислали предложение пройти собеседование. Я перезвонила уточнить, когда и где можно пройти собеседование. Меня пригласили в Первобанк, расположенный на улице Ленинской. Поговорив, с руководителем отдела ипотеки, как я думаю, оставила у нее хорошее впечатление, т.к. была повторно приглашена на собеседование с вышестоящим руководством. Побеседовав с зам. управляющим офиса банка была под впечатлением. Высокомерное обращение, провоцирующие вопросы, даже задавались не по теме. Ну ладно, вроде как прошла, сказали заполнить анкету.

После этого молчок. Звонила я пару тройку раз узнать результат собеседования, на что мне отвечали каждый раз, что служба безопасности ответа не дала. Прошло три недели, я поняла, что не прошла собеседование. Имели бы совесть и смелость позвонить и сказать, что ваша кандидатура нам не подошла. Сейчас наблюдаю, что этому банку по-прежнему требуется специалист по ипотеке, видя вакансию на сайтах. Очень жаль, что не дали возможность поработать в этом банке, видимо начальство набирает своих знакомых на работу, а "показухи" в виде собеседований с улицы, это так для видимости. Спасибо!
mstich • несостоявшийся сотрудник
07.02.2014 19:02
Несколько слов о Московском филиале не голосовал
 зарплата соцпакет коллектив руководство общий комфорт
Работала в Московском филиале этого банка, все было неплохо, небольшая зарплата и полное отсутствие соц. пакета компенсировались достаточно компетентным и дружным коллективом профессионалов, у которых было чему поучиться, и отличным месторасположением (м. Лубянка).

После смены руководства в банк хлынули многочисленные кадры одного из главных банков страны, где это руководство до прихода сюда и работало. Все это ясно, новая метла метет по своему, но когда на место профессионала сажают своего дилетанта, но "своего", от этого естественно страдает работа и обстановка в коллективе.
бывшбывший сотрудник
05.12.2012 12:56

 

Комментарии и отзывы могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.