Существует легенда, согласно которой термин «отмывание денег» появился в США во времена сухого закона, когда чикагская мафия получала большие доходы от нелегальной торговли спиртным и из других источников. Якобы в то время была разработана схема, по которой эти доходы официально оформлялись как выручка сети автоматических прачечных. Услуги прачечных оплачивались наличными, поэтому отследить, сколько человек реально ими пользовалось, было невозможно, что позволяло гангстерам «подмешивать» криминальные деньги в легальную выручку прачечных. По ассоциации с прачечными процесс превращения нелегальных денег в легальные и был назван money loundering, т. е. «стиркой» или «отмыванием». Однако это лишь миф.

Интерес мафии к официальной очистке доходов появился лишь после ареста Аля Капоне в 1931 году по обвинению в неуплате подоходного налога: правительственные агенты смогли доказать, что его расходы не соответствуют официальным доходам, а значит, он укрывает часть заработанного от налогообложения. Другой крупный мафиози Меир Лански (урожденный Меир Сухомлянский из Гродно, известный как «счетовод мафии», один из основателей Лас-Вегаса), будучи впечатлен арестом Капоне, придумал первые известные схемы отмывания средств, полученных преступным путем.

Сначала отмывание происходило через казино: к обычной выручке игорных заведений в США и на Кубе «подмешивались» грязные деньги, якобы проигранные клиентами. Позже Лански создал схему, использующую банковскую систему: он открывал номерные (анонимные) счета в швейцарских банках, заводя на них крупные суммы, после чего получал кредиты от этих же банков, которые и показывал в качестве источника своих денег. Впоследствии займы погашались за счет денег на номерных счетах. Таким образом, грязные деньги, пройдя через банк, становились чистыми, т. е. легальными.

Тем не менее первое использование термина «отмывание денег» в прессе зафиксировано лишь в 1973 году в материалах британской газеты The Guardian об Уотергейтском скандале. Было установлено, что средства из неофициального избирательного фонда Республиканской партии, включавшего анонимные пожертвования (что запрещено законом в США), через личные счета задействованных в операции людей в США и Мексике превращались в их взносы в официальный фонд.

В юридической практике термин «отмывание денег» впервые был применен в 1982 году в деле «США против 4 255 625,39 доллара» (551 F Supp.314). В рамках этого дела было установлено, что принадлежащая нескольким колумбийцам американская компания Sonal проводила через свой счет в банке Capital Bank (Майами, США) деньги, полученные от торговли наркотиками. Наркоторговцы вывозили из США в Колумбию грязные доллары и меняли их в специальной обменной компании, принадлежавшей некоему Карлосу Молине, на колумбийские песо (в Колумбии происхождение денег никого не волновало). После этого доллары в наличном виде возвращались в США, где помещались на счет относительно солидной фирмы (которая якобы их честно заработала). В дальнейшем Молина получал чеки на разные суммы, подписанные руководителями этой фирмы, и оплачивал ими свои расходы (в т. ч. покупку песо для дальнейших трансакций с наркомафией). Через счет фирмы прошло более 200 млн долларов, но американские власти смогли отследить лишь немногим больше 4 млн.

В последующем (вплоть до 2001 года) власти различных государств боролись в первую очередь с отмыванием денег, полученных от торговли наркотиками. В результате «Войны против наркотиков», развязанной развитыми странами, прибыли наркокартелей резко выросли, что потребовало создания глобальных финансовых сетей для их отмывания. Соответственно, увеличилось и внимание государственных органов к проблеме отмывания денег. После террористической атаки на США 11 сентября 2001 года в сферу внимания антиотмывочных органов попали и деньги, идущие на финансирование терроризма, в т. ч. через использование благотворительных, религиозных и неправительственных организаций и подпольных квазибанковских систем («Хавала», «Хунди»).