В ситуации, когда Центробанк готов перейти от структурного дефицита ликвидности к его профициту, банки в ближайшее время могут не справиться с притоком большой рублевой массы. В этих условиях кредитным организациям надо будет наращивать свои портфели. Но рано думать, что пик кризиса пройден – просрочка по плохим ссудам может к концу года достичь до 25 % от общего объема портфеля банковской системы.

Для снижения бюджетного дефицита Минфин начинает продавать валюту из своих резервных фондов, при этом Банк России не покупает эту валюту, а печатает рубли, тем самым постепенно наращивая рублевую массу в обороте. Об этом заявил руководитель группы банковских рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Кирилл Лукашук, выступая на XXI Санкт-Петербургской международной банковской конференции 14 июля 2016 года. По его словам, перед ЦБ в то же время стоит вопрос о снижении инфляции. Именно поэтому ЦБ уже намекал, что у регулятора в арсенале есть широкий спектр инструментов для стерилизации избыточной ликвидности, например, проведение депозитных аукционов и выпуск на рынок собственных облигаций – ОБР.

Аналитик по долговому рынку Райффайзенбанка Денис Порывай считает, что до конца 2016 года из бюджета в банки может прийти примерно 1,5 трлн. рублей, то есть сумма, сопоставимая с той, что уже и пришла в банки за первое полугодие этого года. Но эффект от этих денег будет ощутим ближе к концу года. Правда, обратил внимание Денис Порывай, регулятор отмечал, что переизбыток ликвидности в банковской системе пока не очень беспокоит ЦБ. Сейчас этот избыток оседает в крупных банках, а они подконтрольны Банку России. Поэтому и инфляционный эффект от этих денег гораздо ниже, чем если бы средства пришли сразу во всю финансовую систему, включая и небольшие банки. А вот мелкие банки до сих пор испытывают недостаток денег, отметил эксперт.

Ожидать ситуацию, когда вся эта ликвидность будет размазана по всей банковской системе стоит в начале 2017 года, полагает Денис Порывай. Тогда-то ЦБ и включит рычаги стерилизации денежной массы, например, депозитные аукционы. Но опять же, отмечет Порывай, избыток денег в системе будет наблюдаться лишь в том случае, если в стране до конца года не станет активно расти кредитование.

Старший кредитный аналитик ING Bank (Eurasia) Егор Федоров отметил, что ожидание этого банка по учетной ставке на конец года – это снижение до 9%. То есть еще три раза ставка будет снижена, на 0,5 п.п., на каждом заседании совета директоров ЦБ. При этом он отметил, что многим банкам вообще-то некуда девать сегодня не только свободные рубли, но и свою валютную ликвидность, так как на валютном кредитовании они уже обожглись.

Старший директор группы «Рейтинги финансовых институтов», руководитель аналитического направления Московского офиса S&P Global Ratings, Россия/СНГ Борис Копейкин заявил, что это агентство на сегодня не поменяло свои ожидания по снижению инфляции так, как на это закладывается сам ЦБ. При этом агентство считает, что к концу 2016 года российскую банковскую систему ждет взрывной рост плохих кредитов. При общем объеме просрочки от 9 до 10%, которые банки покажут на конец года по своей отчетности, реальная сумма плохих долгов дойдет до 25% по портфелю. «Сюда мы включаем всю просрочку по кредитам, начиная с 90 дня, и всю реструктуризацию кредитов. 25% плохих долгов на конец года – это наша экспертная оценка», - отметил Борис Копейкин. По его словам, такой прогноз основывается, в том числе, на опросе банков о том, сколько займов, выданных регионам, было реструктурировано. «Все займы – ответили нам дочерние структуры международных банков, и ни одного – ответили крупные госбанки», - сообщил аналитик.

Денис Порывай вообще не ожидает роста кредитного портфеля к концу года, так как качественным заемщикам не очень нужны ресурсы. Он отметил еще один фактор снижения объема выданных кредитов, кроме отсутствия на них спроса со стороны промышленности или населения. По словам Порывая, раньше все экспортеры предпочитали оставлять валютную выручку за рубежом, что сказывалось на суммах оттока капитала из страны. Платили налоги и совершали другие рублевые траты эти компании из привлекаемых на российском рынке рублевых кредитов. Но с начала 2015 ЦБ пресек такую практику, обязав компании продавать валюту внутри страны. Тем, что крупным компаниям сейчас не нужны рубли взаймы.

При этом Порывай считает, что то оживление кредитование, которое мы видим сейчас, тоже нездоровое. И те кредиты, которые сейчас берутся предприятиями, – это во многом средства, привлекаемые на погашение задержек по зарплате в ряде отраслей.

Денис Порывай считает, что учетная ставка ЦБ на конец года составит 10,5%, но это не скажется на снижении ставки по кредитам кардинальным образом.

Пик дефолтов по кредитам практически во всех странах происходит через 6-9 месяцев после того, как начинается рост экономики и кредитования, отметил Борис Копейкин.

Егор Федоров отмечает, что, возможно, совокупный показатель объема кредитного портфеля вырастет всего на 0,5 п.п. Он полагает, что металлургия не будет нуждаться в заемных средствах, так как там практически завершен цикл модернизации производств. А вот отрасли, получившие поддержку от девальвации рубля, такие, например, как лесопереработка или пищевая промышленность, могут быть заинтересованы в новых кредитах, но очень точечно.

Леонид Качалов, руководитель блока «Розничный бизнес» Промсвязьбанка отметил, что пик резервирования по плохим ссудам банк прошел в мае 2015 года, и роста просрочки в своем портфеле банк уже не ждет. Также банк не видит риска роста пузыря на рынке потребительского кредитования среди своих клиентов.

Население в ближайшее время не будет иметь ни желания, ни возможности занимать в долг, считают все выступившие на сессии аналитики и банкиры.

Борис Копейкин видит еще одну угрозу для банковского сектора – экономика начнет расти, начиная с 2017 года, но банковская система в России плохо капитализирована, поэтому не сможет обеспечить спрос на кредиты. При этом источников по капитализации системы он не видит. Акционеры банков не активны в предоставлении средств своим финансовым организациям, а иностранные компании вкладываться в российский бизнес не готовы, резюмировал Копейкин. Поэтому в целом наша банковская система способна в следующем году стать тормозом на пути восстановления экономики.

Прибыль банковского сектора за шесть месяцев текущего года – 360 млрд. рублей, при этом практически вся она сформирована одним банком – Сбербанком, отметили выступающие.

Денис Порывай сообщил, что чистая банковская маржа у наших банков сегодня выше 4%, в то время как в США этот показатель равен 3,5%, в США – 1,5%. «А у Сбербанка – почти 6%», - отметил Егор Федоров. В итоге к концу года по отечественной банковской системе маржа покажет снижение – примерно до 3-4%, отметили аналитики.

Елена ГОСТЕВА