Низкая финансовая грамотность россиян и недостаток альтернативных инвестиционных предложений на отечественном финансовом рынке открывают перед банками неограниченные возможности для легкого заработка. Кредитные учреждения нередко дополняют свои продукты незаметными на первый взгляд комиссиями и процентами. В итоге клиенты платят втрое, а то и вшестеро раз больше; банки же получают свои сверхдоходы.

До недавнего времени основной заработок банков складывался из продажи кредитных продуктов и проведения трансакций. А так называемые некредитные продукты никогда не приносили высоких доходов. На протяжении последних десятилетий банки стремятся увеличивать доходность, наращивая в портфеле долю продуктов, не связанных с кредитованием, а значит, и с рисками. Сегодня можно говорить о том, что в среднем 30% всех банковских доходов формируется за счет таких комиссионных продуктов. Поиск новых путей заработка связан со снижением процента валовой маржи банков. Сегодня маржинальность банков в среднем составляет 6%. Но, к сожалению, новые методы не всегда прозрачны и жестко бьют по кошелькам клиентов. В этой ситуации важно понимать, что для банка некредитный доход гораздо более интересен, чем кредитный, поскольку он не несет в себе фактически никакого риска. Кредитный риск — это всегда дорогое удовольствие, поскольку требует от банка необходимости выстроить правильную систему распределения ресурсов. На случай, если кредитная система даст сбой, должны быть сформированы резервы. Их отсутствие может ударить по прибыли и даже привести к закрытию банков. Последние крупнейшие санации российских кредитных учреждений — это не только следствие вывода активов и результат непрофильного кредитования, но в первую очередь проблемы с риск-системами, которые изначально не были выстроены грамотно. Другое дело — комиссионный доход, который банк получает здесь и сейчас, регулярно и без какого-либо риска. Это стимулирует кредитные учреждения активно развивать такого рода продукты.

В топ-5 самых бесполезных банковских продуктов на первое место я бы поставил инвестиционное страхование жизни (ИСЖ). В него изначально «зашита» маржа в размере 20%, которую банк зарабатывает при продаже данного полиса. Инвестор же имеет доход 1—2% годовых и по факту теряет деньги. Если бы человек положил средства, например, на депозит, он заработал бы несравнимо больше.

На втором месте «бесполезного топа» — страхование всех видов: от потерь, мошенничества, грабежа и т. п. Сегодня на финансовом рынке присутствует огромное количество самых разнообразных страховых продуктов. Полисы, как правило, привязанные к кредиту, существенно увеличивают ежемесячную сумму платежа. Например, чистый взнос составляет 20 тыс. рублей, и еще 4 тыс. рублей добавляет к нему страховка. Зачастую в банках работают менеджеры, которые под угрозой депремирования вынуждены убеждать клиентов в том, что дополнительный платеж в виде страховых 4—5 тыс. рублей в месяц — не такая уж и большая сумма за «обеспечение вашего спокойствия». Однако эти самые деньги, скорее всего, конвертируются в эффективную кредитную ставку в размере 40—50% годовых. Очевидно, что, добавляя к кредиту страховку, банк повышает свою маржу. В данном случае банку не нужно формировать никаких резервов, он получает комиссионный доход в чистом виде! Чтобы убедиться, что страхование — это навязанный комиссионный продукт, достаточно посмотреть на количество выплат по страховым продуктам, предлагаемым в банках. Вы очень удивитесь, когда обнаружите, что выплаты во много раз ниже собранных комиссий. Такая ситуация абсолютно неприемлема для классического страхового рынка, где соотношение взносов и выплат равноценно, поскольку половину собранных денег страховщик предусмотрительно затрачивает на формирование резервов.

На третьем месте топа — взимание комиссий при переводе средств внутри одного банка между клиентами. Такие действия кредитного учреждения не лучшим образом влияют на его имидж, поскольку комиссии при переводах обосновать нельзя.

На четвертое место я бы поставил овердрафт — кредитный лимит, привязанный к дебетовым картам. Человек, которому, например, к его 100 тыс. рублей в виде дополнительного кеша добавили еще 100 тыс. кредитных рублей, пребывает в иллюзии, что располагает суммой 200 тыс. рублей. Но на самом деле это не так. Ставки по этому, пожалуй, самому дорогому продукту доходят до 30% годовых, а сроки погашения кредита по овердрафту обычно крайне коротки.

Наконец, пятый и, возможно, самый доходный банковский инструмент — кредитная карта. Из этого продукта можно извлечь пользу только в том случае, если уметь грамотно им пользоваться, то есть расплачиваться по кредиту в грейс-период. Поверьте, вы приносите банку доход, даже если успеваете погасить заем в беспроцентный срок — за счет трансакций. Однако, по статистике, 80% клиентов не укладываются в заданный банком период беспроцентного погашения и вынуждены расплачиваться за заемные средства по самой высокой ставке. Порой ставки по кредитным картам доходят до 40% годовых, а вместе с комиссиями, удваивающимися штрафами и процентами — до 60%. Это приравнивает ставки по кредитным картам к ставкам микрофинансовых организаций. Так что задача данного продукта — обогатить банк. Банки не несут расходов по кредитным картам, грамотно формируя резервы.

Чтобы не переплатить, выбирая тот или иной банковский продукт, необходимо понимать, из чего формируется высокая доходность банков, развивать финансовую грамотность. Нужно детально изучать составляющие банковских продуктов, избегая непрозрачных схем. Если вы заметили, что страховка сильно увеличивает размеры ежемесячного взноса по кредиту, то возьмите калькулятор и посчитайте итоговую эффективную ставку. И вполне может выясниться, что потребительский кредит со ставкой 17—18%, который на первый взгляд кажется выгодным, очень легко превращается в кредит со ставкой 40% годовых. Также рекомендую полностью отказаться от овердрафта, поскольку выгодно использовать этот инструмент практически невозможно. Кроме того, стоит внимательнее изучить рынок небанковского инвестирования.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции