Полноценное тестирование цифрового рубля может начаться уже в следующем году. Что это значит для банков и людей?

К концу этого года Банк России намерен представить прототип платформы для цифрового рубля. По словам зампреда ЦБ Алексея Заботкина, платформу уже можно будет «покрутить в руках», но тестирование реальных трансакций на ней состоится только в следующем году.

Кратко напомню ту схему функционирования цифрового рубля, которую регулятор сегодня видит приоритетной. Эта модель предусматривает, что все администрирование цифрового рубля ЦБ замыкает на себя: токены будут храниться на электронных кошельках в ЦБ, доступ к которым, как и операции с ними, будет возможен через любой банк. В свою очередь, банки будут лишь посредниками: идентифицировать клиентов, открывать эти кошельки, предоставлять функционал для их использования и т. д.

Не припомню, чтобы какая-либо другая инициатива регулятора вызывала столько споров, сколько добавление рублю новой — цифровой — сущности. В Минфине даже назвали ее появление новым вызовом для всей финансовой системы. Банки высказывают опасения, что цифровой рубль вынудит их конкурировать за деньги граждан и бизнеса с регулятором, сами банковские клиенты уверены в том, что данный механизм позволит отследить любые их трансакции, и пока настороженно относятся к этой перспективе.

Действительно, пользование цифровым рублем будет полностью прозрачно для регулятора: вся цифровая валюта будет «окрашена», что позволит (при желании) отследить любую операцию. В принципе, это возможно и сегодня — в конце концов, даже бумажные купюры имеют свои уникальные номера. Но трудозатраты на отслеживание даже безналичных операций, не говоря уже про использование наличных, несопоставимы с теми возможностями, которые открывает цифровой рубль. Это будет совершенно новый уровень контроля, который вторгается в частную жизнь. Даже если мы говорим о полностью «белых» операциях с «чистыми» деньгами, вряд ли кто-нибудь согласится полностью раскрывать информацию о том, какие именно товары или услуги он заказывал и оплачивал.

То есть при такой модели неожиданно появляются два «сорта» рубля: «рубль ЦБ» и «банковский рубль». Первый полностью прозрачен, но при этом защищен от любых неприятностей, поскольку его сохранность гарантируется мегарегулятором. Второй несет в себе определенные риски, связанные с тем же регулированием (возможным отзывом лицензии), но оставляет за пользователем большую анонимность.

Отсюда и возникает неизбежная конкуренция регулятора и банков. Если представить себе некую антиутопию, то получается, что при этой схеме на расчетном обслуживании в банках могут остаться только те клиенты, которые не горят желанием «окрашивать» собственные деньги. Часть клиентских средств неизбежно перетечет в цифровой рубль и будет использоваться для абсолютно прозрачных операций (оплата услуг ЖКХ, мобильной связи, различных государственных услуг и проч.).

Чтобы удержать клиентские деньги (по различным оценкам, отток может составить до 4 трлн рублей на трехлетнем горизонте), банкам придется пересмотреть политику по отношению к доходности остатков на текущих счетах. ЦБ неоднократно подчеркивал, что на остатки средств в цифровом рубле не будут начисляться даже минимальные проценты, следовательно, доходность станет серьезным конкурентным преимуществом банков. Уже сегодня в линейках банковских продуктов представлены накопительные счета, которые позволяют спокойно распоряжаться средствами на них (расходовать или довносить), при этом получая по ним определенные проценты. Наверняка с появлением цифрового рубля этот продукт получит более широкое распространение, а ставки по нему вырастут.

Одновременно неизбежно вырастут и ставки по кредитам: более дорогие пассивы не оставят банкам иного выбора. Однако не думаю, что это будет существенный рост. Более неприятным для клиентов станет то, что банки, потеряв часть прибыли (из-за роста стоимости пассивов и снижения объема комиссий за переводы), постараются компенсировать это ростом комиссий. На эту возможность в начале года уже обращали внимание в ЦБ.

Да и сам регулятор уже задумался над тем, чтобы ввести комиссии за переводы цифровых рублей. Глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что такие планы есть, хотя окончательного решения о комиссиях еще не принято. «Внутри одного банка их быть не должно, как не должно быть и комиссий при C2C-переводах в цифровом рубле. В платежах С2В комиссии можно обсуждать: какие дополнительные траты могут возникать при переводах цифровых рублей, тут нужно учитывать политику и банков, и платежной системы. В любом случае, они будут ниже существующих сейчас и будут снижать издержки граждан и бизнеса», — отметила она.

Низкие комиссии за проведение платежей или их полное отсутствие наверняка станут одним из основных факторов для принятия решения о том, оставаться в «классическом» рубле или переходить в цифровой. Однако далеко не единственным. В сегодняшних реалиях банк — это не просто операционный центр, но и масса дополнительных сервисов, как для бизнеса, так и для населения. Именно расширение линейки этих сервисов и повышение качества дополнительных услуг позволит банкам успешно конкурировать с регулятором (как бы странно эта фраза ни звучала). Соответственно, появление цифрового рубля вынужденно подстегнет развитие банковского рынка в части улучшения клиентского сервиса. Сложно сказать, рассчитывал ли регулятор на подобный эффект, запуская этот процесс, но в данном случае важен итоговый результат.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции