Если кто не в курсе, 29 августа ЦБ купил чемпионат России по футболу, главный банк для хипстеров, главный банк для малого бизнеса, стал одним из крупнейших страховщиков и титульным спонсором ФК «Спартак». Но это не главное открытие недели. Главное — что в России опять банковский кризис доверия.

«Никогда такого не было — и вот опять», — сказал бы незабвенный Виктор Степанович Черномырдин, прочитав последние российские банковские новости. Формально «внезапная» санация банка из первой десятки проводится в России не впервые. Более того, «ФК Открытие» на момент объявления об операции спасения занимал восьмое место по активам в банковской системе, а в России уже был опыт санации «банка номер 5». Правда, по совершенно другим причинам и за гораздо меньшие, хотя и тоже, по сути, государственные деньги.

В октябре 2010 года начались большие политические проблемы у Банка Москвы — после отставки тогдашнего мэра столицы Юрия Лужкова. Кончилось дело уголовным преследованием и бегством бывшего главного собственника и руководителя банка, переходом кредитной организации под контроль ВТБ, который и стал в 2011 году санатором Банка Москвы. Точная сумма санации неизвестна до сих пор (точно не меньше 140 млрд рублей). Зато точно известно, что теперь Банк Москвы окончательно присоединен к ВТБ. Врач как бы «проглотил» пациента. И это, в общем, сказка со счастливым концом.

Но хотя по месту в банковской системе «ФК Открытие» уступает Банку Москвы на момент начала его санации, во всем остальном это беспрецедентная история. Точнее, не дай бог, она станет прецедентом.

Если внимательно вчитаться в публичные объяснения случившемуся с «ФК Открытие» которые дают представители Банка России, прямо оторопь берет. По словам куратора банковского надзора, первого заместителя председателя ЦБ Дмитрия Тулина, текущую ситуацию в банке определила «сама бизнес-стратегия: сделки слияния и поглощения за счет заемных средств». Ровно то же самое говорили про лишенный лицензии с грандиозным скандалом банк «Югра».

Более того, Тулин сообщил, что проблемы у «ФК Открытие» были выявлены осенью (2016 года. — Прим. Банки.ру) и ЦБ был намерен добиваться, в частности, снижения объема операций. Когда речь идет о регуляторе, не очень понятно, почему он «был намерен» добиваться снижения объема операций, но не добился. Что, интересно, помешало?

«Росгосстрах» стал триггером, который ускорил необходимость решения судьбы банка», — объяснил Тулин. «Не совсем удачная санация банка «Траст» тоже стала триггером», — добавил зампред ЦБ Василий Поздышев. В результате, сказал Поздышев, без дальнейшей поддержки банк двигаться дальше не может.

По оценкам Банка России, только в августе 2017 года (с 3 по 24 августа) отток средств юридических лиц составил 389 млрд рублей, кроме того, 139 млрд вывели из банка «физики». Если учесть, что отток начался в июне, есть опасения, что «ФК Открытие» за три месяца мог потерять порядка триллиона рублей — почти столько же, сколько, по прогнозам самого ЦБ, должна составить в конце 2017 года прибыль всей банковской системы.

Поражают воображение не только скорость и размер утечки средств из системно значимого банка, входящего в первую десятку.

«ФК Открытие» получил на санацию банк «Траст» в декабре 2014 года. Не за красивые глаза, а после проверки финансового состояния санатора со стороны ЦБ и АСВ. Видимо, тогда все было в порядке. При этом уже весной 2016 года появлялись сообщения, что «Трасту» ищут нового санатора. Уже одно это могло наводить на подозрения, что у действующего врача — банка «ФК Открытие» — есть собственные «проблемы со здоровьем». Второй — заметьте, не первый! — конкурс на отбор нового санатора «Траста» был назначен, но не состоялся 17 июня 2016 года. Не осенью, когда, как говорит Тулин, ЦБ выявил финансовые проблемы у «ФК Открытие». Но как в таком случае могла состояться сделка по покупке группой «Открытие» крупнейшей страховой компании страны — «Росгосстраха»? Ведь эта сделка явно происходила тогда, когда ЦБ уже должен был знать о финансовых проблемах покупателя?

«Речь идет не о какой-то хирургической операции, зачистке финансовой группы или банка. Речь идет, в общем-то, о преемственности в управлении и развитии банка и группы уже с новым собственником», — объяснил Дмитрий Тулин введение в «ФК Открытие» временной администрации. Ничего себе «преемственность в управлении и развитии»! Если у нас Банк России будет экстренно вступать во владение терпящими крах крупнейшими банками, а, например, Министерство промышленности — разоряющимися промышленными предприятиями, то мы точно окажемся в какой-то другой экономической реальности. Вообще, само название «Фонд консолидации банковского сектора», из которого финансируется спасение «ФК Открытие», приобретает какой-то зловещий смысл. Так мы доконсолидируемся до пары-тройки банков на всю страну.

Пока же реальность примерно такова. Теперь мы доподлинно знаем, что: а) от краха или экстренной санации со сменой собственника банк не спасают ни размеры, ни близость собственников к власти («Пересвет», «Югра», Внешпромбанк), ни даже правительство-собственник (Татфондбанк); б) частные банковские группы, о развитии и становлении которых говорили как о важном и положительном тренде развития российской банковской системы, — бомбы замедленного (или даже ускоренного?) действия; в) слухи о том, что банковская система чувствует себя хорошо, даже несмотря на неважное самочувствие экономики, — ложь. Банковский кризис может возникнуть в любой момент, потому что общая ситуация в экономике по-прежнему имеет фундаментальные признаки кризиса; г) никакая прибыль банковской системы и отсутствие внешних признаков кризиса ликвидности не означает, что система стабильна; д) никакие цифры банковской отчетности даже самых крупных и солидных игроков нельзя принимать на веру. Хотя до конца проверить достоверность этих цифр, похоже, не под силу даже регулятору.

Общая ситуация в стране, отсутствие у бизнеса, в том числе банковского, уверенности даже в ближайшем будущем и понимания правил игры, привычка развиваться на заемные средства и уповать на связи во власти как на гарантию финансовой индульгенции — все это стало питательной средой для нового банковского кризиса.

Банк России успешно справился с банковским кризисом из-за банкопада конца 2013 — начала 2014 года. Потом успешно (насколько это вообще было возможно в нынешних условиях) победил валютный кризис, относительно стабилизировав курс рубля. Сейчас Банк России единственно верными ходами пытается спасти шахматную партию против нового банковского кризиса доверия. Есть основания полагать, что у регулятора получится и на сей раз.

Но одна проблема остается. Тушить пожары ЦБ научился мастерски. А вот бороться с умышленными поджогами пока явно не получается.