Пессимизм — враг экономики
В российской экономике наметился дефицит оптимизма
Фото: alphaspirit/Depositphotos.com

Российские предприниматели смотрят в будущее с крайним пессимизмом, говорят исследования настроений в бизнес-среде. Обзор Easy of Doing Business от Всемирного банка показывает: делать бизнес в нашей стране становится проще с каждым годом. Однако между этими оценками на самом деле нет противоречий. Почему?

Неопределенность пугает

Компания Grant Thornton представила очередной выпуск «Международного бизнес-отчета», одного из лидирующих глобальных исследований среднего бизнеса. Результаты не радуют: глобальный оптимизм, по данным IV квартала 2018 года, составляет 39%, что на 15 процентных пунктов ниже показателей полугодом ранее — по итогам II квартала 2018-го. В целом же мировое бизнес-сообщество показывает самый низкий уровень оптимизма с конца 2016 года.

Основное число опроса — это чистый процент ответивших положительно. То есть из процентных пунктов тех, кто ответил положительно, вычитались процентные пункты тех, кто ответил отрицательно. Соответственно, если по какому-либо вопросу превалировали негативные ответы, результат получался отрицательным.

Конечно, мир разнообразен. Картина лучше в развивающихся странах и, например, в Ирландии, показавшей наиболее высокий уровень оптимизма — 80%. Хуже — в Северной Америке, Европе и России. Снижение оптимизма вызвано неопределенностью в экономике, предполагают авторы исследования: ее влияние оценено в 50% против 28% шестью месяцами ранее. Также бизнес адаптируется к тому, что пик экономического роста пройдет, и все активнее жалуется на растущий недостаток квалифицированных кадров (проблема дефицита кадров выросла в негативных оценках с 40% до 48%).

Значимость дефицита профессиональных кадров особенно растет в Великобритании, что во многом связано с неопределенностью положения иностранных специалистов после окончательного выхода Великобритании из Евросоюза. Brexit вообще сильно добавил неопределенности всей европейской экономике: слишком много вопросов по-прежнему остаются без ответа. К этому стоит добавить и замедление экономического роста в ЕС по итогам 2018 года, в первую очередь в трех крупнейших государствах альянса: Германии, Франции и Италии.

Россия: триумф пессимизма...

Что касается российского среднего бизнеса, то он, согласно последнему исследованию Grant Thornton, буквально провалился в пессимизм. Показатель России — минус 23%, это 33-е место из 35, причем всего лишь за полгода мы опустились с 24-го места, растеряв при этом 49 п. п.

Что же так напугало российских предпринимателей? Буквально всё. Практически все ограничения для бизнеса за минувшие полгода стали более осязаемыми. Значение бюрократии увеличилось на 43 п. п., причем теперь 61% прошенных называют бюрократию основным препятствием, хотя по итогам II квартала так считали лишь 18% бизнесменов. Резко выросла экономическая неопределенность — с 27% до 59%, еще больше сократился спрос (полгода назад это пугало 27% опрошенных, сейчас — 50%). Стало хуже с качеством транспортной инфраструктуры (этот фактор пессимизма вырос с 11% до 26%), выросли также показатели финансовых ограничений (с 42% до 50%) и энергетических издержек (с 36% до 43%). Единственным ограничением, влияние которого не выросло за минувшие полгода, стал дефицит квалифицированного труда. Что касается выхода на зарубежные рынки, то главным препятствием российский средний бизнес называет недостаток контрагентов и политическую нестабильность.

Что же так напугало российских предпринимателей? Буквально всё. Практически все ограничения для бизнеса за минувшие полгода стали более осязаемыми.

...и оптимизма

Резко выросший пессимизм российского среднего бизнеса совершенно противоречит результатам последнего исследования Doing Business за 2019 год, которое проводит Всемирный банк. Согласно его данным, Россия заняла 31-е место из 190 стран, поднявшись за год на четыре ступени. Шестью годами ранее Владимир Путин дал наказ подняться к этому моменту на 20-е место. Добиться этого не удалось, но даже 31-е место — это действительно впечатляющий прогресс, если иметь в виду, что в 2010 году мы занимали 120-е место, а в 2013 году, накануне начала последнего экономического кризиса, — 112-е.

Индекс Doing Business анализирует законы и предписания, которые определяют работу бизнеса в той или иной стране. Особым образом эксперты Всемирного банка отмечают реформы, которые облегчают прохождение тех или иных бюрократических процедур. Так, анализируя изменения в российском правовом поле за минувший год, авторы исследования отметили улучшения в четырех направлениях: доступ к строительству, доступ к электросетям, уплата налогов и международная торговля. «Россия ускорила процесс получения разрешения на строительство и ввод (объектов. — Прим. Банки.ру) в эксплуатацию, — пишут авторы исследования, комментируя российские реформы. — Россия также повысила контроль качества во время строительства за счет введения риск-ориентированных проверок».

Нормативные нововведения в сфере строительства показались Всемирному банку настолько впечатляющими, что в разделе «Разрешения на строительство» Россия за последний год поднялась сразу на 64 ступени, заняв 48-е место. Нам удалось немного улучшить свои позиции в международной торговле, снизив стоимость таможенного контроля для российских экспортеров с 665 до 580 долларов США. Россия сохранила высокие места в таких категориях, как простота регистрации собственности и бизнеса (12-е место в обеих категориях) и скорость решения коммерческих споров (18-е место).

Комментируя итоги Doing Business 2019, министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что в будущем году Россия поднимется еще выше, ведь эксперты ВБ учитывают лишь реформы, полностью реализованные до 1 мая предыдущего года. Так что в ближайшем будущем мы сможем увидеть Россию даже на 18-м месте, считает Орешкин.

Почему же российский средний бизнес проявляет такой пессимизм, не видя реальных фактов? Почему два бизнес-рейтинга — один, построенный на фактах, и второй — на настроениях — так явно противоречат друг другу? И какому из них следует верить?

Голубые мечты и серая реальность

Никакого противоречия на самом деле нет, считает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. «Рейтинг Doing Business смотрит на нормативно-правовые вещи, — поясняет Николаев. — На них важно смотреть, и их важно учитывать. Но не стоит забывать, что формальные показатели могут не выполняться. Авторы исследования Doing Business смотрят, какие документы приняты, и учитывают это в рейтинге. А как обстоят дела с их реализацией, экспертов уже не интересует».

В качестве одного из примеров Николаев приводит тот факт, что формально Россия уверенно идет по пути декриминализации бизнеса, выводя из уголовного поля в том числе и экономические статьи. Однако на практике происходит то, что происходит: достаточно посмотреть новости последних дней.

«Современная экономика — это экономика настроений, — говорит Игорь Николаев. — Этот фактор еще недооценивается». По мнению экономиста, чем выше уровень неопределенности в экономике, тем больше каждый отдельный предприниматель опирается в принятии решений на свою интуицию, игнорируя официальные цифры статистики и другие фактические показатели.

Для оптимизма у российского бизнеса сегодня нет оснований, коментирует результаты опроса Grant Thornton генеральный директор Phoenix Advisors Олег Царьков. Он напоминает о взлете цен на авиабилеты в диапазоне от 5% до 33%, о котором на днях сообщили СМИ и которое авиакомпании обосновали ослаблением рубля и повышением НДС. «Нам еще прилетят и другие последствия повышения НДС», — предупреждает бизнесмен.

Сегодня рост местного ретейлового бизнеса происходит лишь как результат смерти конкурента.

По словам Царькова, основной экономический показатель, на который он обращает внимание в планировании своего бизнеса, — это реальные располагаемые доходы населения, которые, как известно, снижаются пятый год подряд.

«В розничной торговле 80% товаров категории non-food (непродовольственных товаров. — Прим. Банки.ру) покупаются по акции. 50% еды покупается по акции. То есть половине населения не хватает денег даже на еду», — сетует предприниматель по поводу ситуации со спросом. По его словам, в сегменте розничной торговли есть только одна, да и то сомнительная причина рассчитывать на рост бизнеса. «Сегодня рост местного ретейлового бизнеса происходит лишь как результат смерти конкурента», — отмечает Царьков.

Чувства рулят

Неопределенность действительно превращается в главное зло современной российской экономики, соглашается с Игорем Николаевым социолог, эксперт «Левада-центра» Денис Волков. Полтора года назад «Левада-центр» совместно с Центром Карнеги провел исследование, посвященное отношению иностранного бизнеса к российскому рынку. Его выводы актуальны и сегодня, уверен Волков. «Россия — место глобальной неопределенности» — был обобщенный ответ иностранцев. Они указывали на высокий уровень коррупции и незащищенность права собственности. Комментируя конфликт России и Запада, иностранные инвесторы ответили, что проблему в работе с Россией составляет не наличие конфликта как такового, а то, что он постоянно расширяется.

В итоге, сравнивая рейтинги, базирующиеся на оценке настроений и оценке фактов, Игорь Николаев подчеркнул, что сегодня в России на экономику и ее развитие в будущем в большей степени влияют именно настроения, а не официальные показатели. К которым, кстати, зачастую есть немало вопросов. «Например, инвестиционные решения бизнесмен будет принимать, больше опираясь на то, что видит вокруг себя, и на свое внутреннее ощущение, чем на данные Росстата, — говорит Игорь Николаев. — Когда не понимаешь, что происходит вокруг, приходится прислушиваться к внутреннему голосу, а он говорит, что, возможно, лучше вообще не начинать. Этот субъективизм не совсем хорош для экономики».

Но именно он сегодня определяет поведение бизнеса, соглашается Олег Царьков. «Люди видят, что неудача в бизнесе ставит под угрозу благополучие всей семьи, то есть личное имущество, образование детей, дом, в котором живет семья, и так далее, — рассказывает Царьков. — Кто-то в этой ситуации начинает выдумывать всевозможные схемы, другие же просто принимают решение вообще не заниматься предпринимательством». В итоге все это отражается и на развитии экономики, на том, где именно мы окажемся завтра.

Особенности национального оптимизма

Впрочем, если оценивать состояние экономики и ее перспективы, базируясь на самооценке бизнеса, не следует сбрасывать со счетов особенности менталитета того или иного народа, предупреждает экс-глава рейтингового агентства «АКРА» Екатерина Трофимова. Она обращает внимание на традиционно высокие показатели оптимизма в странах Латинской Америки и Закавказья. По словам Трофимовой, менталитет этих народов не позволяет им жаловаться и признавать, что дела идут не так, как надо.

Кстати, и текущий опрос Grant Thornton — тому подтверждение: на пятом месте в нем оказалась Бразилия с показателем 66%, а на 12-м — Армения с 50%. Россия, напомним, на 33-м месте с результатом минус 23%. Так что внутреннее ощущение и то, что транслируется социологу, могут кардинально не совпадать. Впрочем, к россиянам это не относится...

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru