Сам себе командир
Практика сотрудничества компании и специалиста без оформления постоянного трудового договора набирает популярность по всему миру
Фото: iofoto/Depositphotos.com

20% рабочих договоров к 2022 году будут заключаться на временной основе, ожидают эксперты PWC. Российские компании оправдывают эти прогнозы, все чаще выводя сотрудников за штат, предлагая им оформить ИП или, например, договор гражданско-правового характера. И такой оптимизацией занимаются не только в России. Куда заведет эта тенденция на рынке труда и почему в проигрыше может оказаться компания, а не работник?

Безграничная хитрость

В Италии снова — после небольшой паузы в прошлом году — стала расти безработица: по итогам февраля-2019 она составила 10,7%, прибавив за год 0,2 процентного пункта, сообщил на днях Istat — статистическое ведомство страны. Однако, если посмотреть на эту статистику внимательнее, можно увидеть интересные детали: за минувший год в стране сократилось 44 тыс. рабочих мест по найму. Зато число так называемых автономных работников увеличилось на 30 тыс. Это аналог нашего статуса индивидуальных предпринимателей или самозанятых.

Вряд ли в Италии за год 30 тыс. человек открыли свое дело. Просто обладатели статуса «автономный работник» нередко трудятся в инженерных, архитектурных, юридических, аудиторских и других компаниях: приходят на работу к девяти часам утра, уходят в отпуск по согласованному с коллегами графику... Разве что начальник не платит за них социальные взносы и может без особых проблем уволить их, если возникнет необходимость. В общем, все как у нас.

В России к началу апреля было зарегистрировано 60 тыс. самозанятых, сообщило Минэкономразвития. Еще около 4 млн россиян оформлены как индивидуальные предприниматели. Сколько из них действительно занимается своим делом, а сколько выполняет обязанности наемного работника, сказать практически невозможно, считает доктор социологических наук профессор ВШЭ Светлана Барсукова. «Если самозанятая няня работает по фиксированному расписанию, то не правильнее ли говорить о работе по найму у частного лица?» — приводит пример Барсукова. Не ясна ситуация с теми, кто действительно работает на себя.

«Есть ощущение, что большая часть фрилансеров работают в тени, — говорит ведущий специалист-эксперт банка для предпринимателей «Точка» Любовь Козлова. — Их не посчитать: у них нет расчетных счетов, по которым можно было бы определить доходы, оборот, количество выполненной работы и так далее. Есть официальная статистика, но она очень далека от реальности: сколько самозанятых в тени, не знает никто, и сколько людей переведено с трудового договора на ИП, тоже никто не знает». Впрочем, одно можно сказать с уверенностью: такая ситуация возникла не вчера.

Компания и сотрудник: любовь на расстоянии

«То, что мы сегодня видим, — это продолжение процесса, который начался на Западе еще несколько десятилетий назад, — говорит Светлана Барсукова. — Тогда многие крупные предприятия стали переводить свои подразделения на субконтрактные отношения: например, если раньше цех по оплетке рулей был частью автомобильного завода, теперь он выводился в отдельное предприятие. То есть это тот же переход от бессрочных трудовых отношений к срочным, только в масштабах не человека, а подразделения». Это явление весьма распространено в российских компаниях — например, бухгалтерия вынесена в отдельное юрлицо.

«Возникновение такого явления связано с двумя причинами, — продолжает Барсукова. — Во-первых, это минимизация издержек, во-вторых, снижение активности профсоюзов, которые были сильны на крупных предприятиях. Ведь с субконтрактным подходом непонятно: этот сотрудник по-прежнему наш и надо ли его защищать?»

Впрочем, и трудовые отношения со специалистом, не состоящим в штате, также не свежее изобретение. На Западе сотрудничество компаний с самозанятыми начало набирать обороты в 1970-е и было вызвано ростом безработицы из-за модернизации промышленности. «Во Франции в 1979 году стартовала экспериментальная программа развития самозанятости для безработных, а в середине 1980-х подобные проекты были реализованы в 17 странах», — рассказывает директор по развитию бизнеса фискальных решений компании «АТОЛ» Юлия Русинова.

Сейчас практика сотрудничества компании и специалиста без оформления постоянного трудового договора набирает популярность по всему миру. И тому есть простое объяснение. Экономист Джефф Антонелли из Berkeley Research Group подсчитал, что специалисты, привлекаемые для выполнения определенных задач, обходятся компании (в среднем по миру) на 20—30% дешевле, чем сотрудник, занятый полный рабочий день по бессрочному договору. При этом такие работники, как правило, имеют такой же высокий уровень производительности, а нередко еще и более эффективны для компании, поскольку под решение каждой точечной задачи можно привлечь носителей определенных узких компетенций.

Причем если раньше временная работа больше ассоциировалась с низкоквалифицированным трудом (например, сезонные сельскохозяйственные рабочие), то сейчас растет число так называемых белых воротничков, не имеющих постоянного места работы и предпочитающих называть себя консультантами.

Бизнес-идея: быть директором

В России же оформление работников как ИП стало практикой и в будущем может набирать обороты, полагает юрист международной юрфирмы «Ильяшев и партнеры» Максимилиан Гришин: «По сути, это использование законного инструмента в неправильных целях». Впрочем, с совершенно ясной экономической подоплекой. «Если говорить о штатных работниках, то работодатель кроме зарплаты обязан уплатить дополнительно около 43% от ее суммы в качестве налогов и взносов, — говорит Любовь Козлова. — При работе с ИП налоговая нагрузка значительно ниже — экономия налицо. Часто работники готовы переходить на ИП, потому что работодатели предлагают повышенную оплату — они не уплачивают налоги и взносы и готовы отдать часть сэкономленных денег работнику-ИП».

Казалось бы, все в плюсе, но это не так. «Трудовой договор дает работнику больше гарантий, чем договор с ИП — договор оказания услуг или выполненных работ, — поясняет Козлова. — Это гарантированный отпуск, декрет и декретные, больничный. Работника, оформленного по ТК, не так просто уволить, если он не подходит работодателю и сам не хочет расторгать трудовой договор. В то же время расторжение договора с ИП не принесет больших хлопот. В случае с низкоквалифицированным персоналом — это снижение рисков работодателя». Кроме того, и бухгалтеру проще работать с ИП, чем с наемными сотрудниками, ведь объем отчетности значительно меньше: за сотрудника надо отчитываться каждый месяц, за ИП — раз в год, если он работает на «упрощенке», уточняет Козлова.

«Это не новинка для рынка, но в последнее время такой подход стал набирать популярность, — продолжает она. — Возможно, потому что регистрация ИП стала проще: банки готовы бесплатно регистрировать ИП, помогать с бухгалтерией и всячески поддерживать на начальном этапе. Вокруг микро- и малого предпринимательства уже сформировалась экосистема».

Так сложилось, что оформление сотрудника как ИП особенно характерно именно для малого бизнеса. «Иногда это даже своего рода бизнес-модель, так как производитель может эти деньги инвестировать в продукт и тем самым быть более конкурентным», — рассказывает Татьяна Долякова, основатель кадрового агентства ProPersonnel, которое специализируется на подборе ключевых специалистов и топ-менеджеров. Впрочем, бывают и показательные исключения. «На этой неделе два наших клиента сделали предложение о работе кандидатам-руководителям, но с условием оформления ИП», — приводит пример Долякова. В одном случае речь шла о компании среднего размера, а во втором — о крупном предприятии. Кандидаты пока думают. Ведь кроме уже описанных недостатков у такой работы есть и еще один. «Не всегда потом крупным работодателям обоснуешь, что это была полная корпоративная занятость, а не свой маленький бизнес», — говорит Долякова.

Но, увлекаясь оптимизацией своих расходов, компания не должна забывать, что скупой платит дважды: стремясь сэкономить на налогах и соцвзносах, можно легко попасть под бдительное око государства.

Государство своего не упустит

«В письме Федеральной налоговой службы от 11 августа 2017 года № СА-4-7/15895 сказано: снижение налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика, незаконно, — указывает Юлия Русинова. — ФНС уже принимает меры, призванные пресечь недобросовестные действия работодателей. Например, анализирует страховые выплаты, среднесписочную численность, историю трудоустройства самозанятого». По ее мнению, из-за этого практика перевода штата на ИП не получит широкого распространения — желающих рискнуть будет все меньше.

Контролирующие органы все чаще стали выявлять такие псевдотрудовые договоры, подтверждает заместитель председателя правления VestaBank Алексей Федоров. «В итоге нарушителя обязывают заплатить штраф, а также доначислить за работника все положенные социальные отчисления, — говорит эксперт. — В масштабе нескольких сотрудников это может быть достаточно чувствительно для компании». Кроме того, не стоит забывать, что самозанятые не могут работать два года со своим бывшим работодателем, что также накладывает определенные ограничения, дополняет руководитель b2b-направления FL.ru Сергей Семенов.

Главное — быть гибким

И тем не менее, если налоговый эксперимент с самозанятыми, начатый в январе 2019 года, будет признан успешным и распространится на всю страну, мы увидим настоящий бум оформления работников в качестве самозанятых и узнаем, в каких регионах у нас самые изобретательные работодатели, считает Максимилиан Гришин. «Можно прогнозировать, что все больше компаний будет переводить своих сотрудников на другую форму работы, нежели договор на неопределенный срок», — говорит эксперт.

Впрочем, это не является безусловным злом для работника. «Бессрочные договоры тоже не всегда гарантируют защиту наших прав, — напоминает Светлана Барсукова. — Существуют соцопросы, результаты которых показывают, что те, кто работает по бессрочным контрактам, не чувствует себя более защищенными по сравнению с теми, кто работает по разовым контрактам. И дело не в том, что в «тени» плохо, а в том, что «на свету» не очень хорошо».

Кроме того, статус ИП для работника компании не всегда возникает из-за корысти работодателя. Иногда жизнь не оставляет другого выхода. Барсукова приводит такой пример: частной компании практически невозможно получить образовательную лицензию, однако группе преподавателей никто не мешает оформить ИП на каждого участника и приходить всем вместе на работу в одно и то же место и к одному и тому же времени.

Так или иначе, и бизнес, и человек будут искать для себя наилучшие варианты организации труда, и они их найдут — даже под пристальным оком государства. И уже можно предположить, в каком направлении будут проходить эти поиски. «Ведущей тенденцией в управлении человеческими ресурсами стало развитие гибкости и восприятие сотрудника как собственника труда, инвестиции в которого окупаются с лихвой, — отмечает профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Елена Яхонтова. — Одним из проявлений этих тенденций является гибкость рабочего графика и форм взаимодействия работодателя с наемным персоналом. Если это способствует повышению эффективности бизнеса и улучшению репутации работодателя в условиях нарастающего дефицита квалифицированных кадров на рынках труда».

Начальник или клиент?

Несмотря на уязвимость положения, в котором сегодня оказываются работники, которых под видом ИП выводят за штат, в будущем именно компании могут оказаться в проигрыше от своих манипуляций. Ведь помимо всех плюсов, которые несут для бизнеса временные и разовые контракты с работниками, есть и существенные риски. «Работник без постоянного контракта может быть менее лояльным по сравнению с работником, нанятым на постоянной основе», — пишут авторы исследования «Будущее работы: путешествие в 2022 год», проведенного компанией PWC. Такие сотрудники больше склонны идентифицировать себя как носителя определенных компетенций и члена своего профессионального цеха, чем как сотрудника определенной компании. «Эта ситуация делает компанию более чувствительной к риску вредительства со стороны работника, воровства и нарушения безопасности данных, — пишут авторы исследования PWC. — Риск, что такой сотрудник, получив доступ к ресурсам компании, будет использовать их в своих персональных целях, также возрастает».

И компаниям надо будет искать уже решения этих проблем, потому что таких временных или сдельных контрактов в будущем будет становиться все больше. 46% HR-специалистов, опрошенных PWC, считают, что к 2022 году как минимум 20% всех контрактов на работу, которые они будут заключать со своими клиентами, будут носить временный или разовый характер. Двое из пяти работников, участвовавших в исследовании PWC, также считают, что традиционному укладу труда уже нет места на рынке будущего. Больше всего такая позиция распространена среди недавних выпускников, а также среди специалистов в Китае.

Но это меняет и сам подход к работе, в первую очередь — к построению карьеры. Карьера будет базироваться не на перечне компаний и должностей, а на перечне выполненных проектов. Люди будут нацелены на создание своего персонального бренда и на продажу своих знаний и умений тому, кто предложит лучшую цену. Кстати, умение вести переговоры становится в таких условиях важным качеством.

И в этих условиях будет расти и мобильность труда. Причем с развитием технологий она вовсе не обязательно будет означать физический переезд специалиста в другой город или страну. Появится все больше рабочих мест, допускающих возможность удаленной работы. Согласно исследованию «Мировой прогноз мобильной рабочей силы», сделанному компанией Strategy Analytics, к 2022 году до 1,87 млрд человек, или 42,5% всей рабочей силы, будут мобильными. А в США уже к 2020 году до 40% работников будут оформлены как автономные. Вместе с гиг-экономикой приходит и гиг-работник, то есть временный работник, выполняющий определенные разовые заказы, пишут авторы исследования.

Совершенно очевидно, что такие изменения коснутся не всех специальностей и не всех отраслей экономики. Но рынок труда эволюционирует в этом направлении. И если сейчас, стремясь оформить сотрудника как ИП, компания руководствуется, как правило, лишь своей экономической выгодой, то через несколько лет работники действительно начнут осознавать себя индивидуальными предпринимателями, продающими свои знания и навыки. И это, в свою очередь, кардинально изменит диалог между компанией и человеком. И возможно, не в худшую для человека сторону.

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru