Электронный рай
Фото: Inmagine.com

Банкиры лоббируют принятие правовой нормы, разрешающей при оформлении кредитных продуктов использование электронной подписи (ЭП). По данным источника Банки.ру, близкого к Минфину, они хотят, чтобы такая поправка была внесена в законопроект «О потребительском кредите». Но есть эксперты, считающие эту идею утопией.

При заключении кредитных договоров с гражданами ЭП пока не используется. Но банки стремятся изменить ситуацию, чтобы упростить работу с заемщиками. А поскольку не за горами внесение в Госдуму законопроекта «О потребительском кредите», то банкиры заговорили о том, чтобы дополнить готовящийся документ нормой, разрешающей заключать соглашения с физлицами дистанционно.

Источник Банки.ру, близкий к Минфину, рассказал, что представители Ассоциации российских банков (АРБ) на протяжении этого лета консультировались по данному поводу с чиновниками финансового министерства (основной разработчик проекта о потребкредите). Так как проект находится уже в правительстве, лоббистам посоветовали дождаться осени и обратиться в Госдуму, куда он должен поступить по окончании депутатских каникул. Собеседник Банки.ру также отметил, что в первую очередь во введении ЭП заинтересованы кредитные организации, активно развивающие карточный бизнес.

Глава АРБ Гарегин Тосунян не стал комментировать информацию об обращении ассоциации в Минфин. При этом, по его мнению, за ЭП — будущее. «Наивно не понимать, что в сфере потребкредитования происходят кардинальные технологические изменения и от повсеместного введения электронной подписи никуда не деться, — считает Тосунян. — Это вопрос не только экономии средств, удобства для банков и их клиентов, но и безопасности: подделать обычную подпись намного проще, чем электронную».

С Тосуняном согласен директор юридического департамента, зампред правления банка «Ренессанс Кредит» Сергей Королев. «На дворе XXI век. Давно пора как можно шире использовать возможности Интернета. А мы всё «бумага, бумага, бумага». Разумно, чтобы клиент один раз заключил с банком письменное соглашение об использовании ЭП, а затем уже сотрудничество осуществлялось дистанционно, посредством обмена документами в электронной форме, — говорит Королев. — Это будет и дешевле, и доступнее. Логично, чтобы, к примеру, карточный рынок, который сейчас активно растет, со временем полностью ушел в Интернет».

Схожей позиции придерживается зампред правления Связного Банка Евгений Давыдович. «Идея о том, чтобы использовать ЭП, обсуждается уже давно. Такая практика должна улучшить сервис для клиентов, упростить процедуру кросс-продаж, поэтому мы — за. Риски мошенничества здесь уж точно не больше, чем при заключении договора в письменной форме. Вопрос — разрешит ли это законодатель», — отметил Давыдович.

Пока, сетует Королев, разработчики проекта о потребкредите и сопутствующих документов не учитывают возможность внедрения ЭП. А некоторые положения вообще исключают ее использование.

«Если, например, принять в нынешнем виде поправки к закону «О банках и банковской деятельности», регламентирующие правила размещения в договоре сведений о полной стоимости кредита, то ЭП практически невозможно будет применять, — объясняет Королев. — По проекту информация должна быть помещена в квадратную рамку, расположенную в правом верхнем углу первой страницы кредитного соглашения. При этом размер рамки — не менее 5% площади листа. С точностью отобразить это на экране компьютера невозможно. Соответственно, кредитный договор, заключенный с помощью ЭП, легко можно будет впоследствии признать недействительным».

По словам Королева, от передовых технологий, позволяющих экономить время и сокращать затраты на персонал и логистику, все равно никто не откажется. «Зачем банкам и их клиентам усложнять жизнь и придумывать лишний повод оспорить договор?» — задается вопросом зампред правления «Ренкреда».

Но вице-президент Ассоциации региональных банков России (АРБР) Олег Иванов серьезной угрозы для развития системы онлайновых договоров здесь не видит. «Центробанк в случае необходимости сможет в своих документах нужным образом интерпретировать и растолковать указанные нормы», — уверен Иванов.

Более того, вице-президент АРБР полагает, что повсеместная практика использования ЭП — утопия, фантазия «высокотехнологичных» банкиров. «К примеру, в Германии и ряде других европейских стран заключение кредитных договоров с применением ЭП запрещено законодательством. И это не «антиинновационное» правило. Дело в том, что представитель банка обязан при личной встрече разъяснить клиенту все тонкости соглашения и убедиться, что потенциальный заемщик делает осознанный шаг, беря кредит, — комментирует Иванов. — Исключение в данном случае не делается даже для банковских карт».

Любопытно, что банк «Тинькофф Кредитные Системы», специализирующийся на выдаче кредитных карт дистанционным путем, судя по словам его вице-президента Олега Анисимова, остается в стороне от обсуждения вопроса об использовании ЭП.

Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru