Ростом не вышла
Российскую экономику надо поднимать как-то так
Фото: Валерий Шарифуллин/ТАСС

Наряду со всевозможными контрактами главной «фишкой» Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) являются дискуссии о «судьбах мира». На сей раз одной из самых важных тем первого дня стала судьба мировой экономики и ее способность помочь экономике российской.

Президент России Владимир Путин поручил правительству к 2020 году достичь темпов роста российской экономики выше среднемировых. Пока после двух лет спада российская экономика только начинает выходить на траекторию роста (в апреле он составил 1,4% год к году). Но мировая экономика пока растет существенно выше. Однако некоторые эксперты пророчат ей новое замедление, что может негативно сказаться и на России — хотя бы из-за отсутствия перспектив роста мировых цен на нефть в ближайшие годы.

Проблемы, ограничивающие рост мировой и российской экономики, стали лейтмотивом многих дискуссий первого дня ПМЭФ-2017.

Медленный танец: что мешает росту мировой экономики

Темпы роста мирового ВВП замедляются. Всемирный банк прогнозирует замедление мирового экономического роста в ближайшие несколько лет. При этом все больше руководителей государств и экономистов говорят о глобальных структурных проблемах мировой экономики и неэффективности сегодняшних подходов к их решению.

С 2000 года мировая экономика выросла более чем в два раза, достигнув своего пика в 78,6 трлн долларов в 2014-м. (Для сравнения: в базовом сценарии Минэкономразвития до 2035 года — за 18 лет — российская экономика должна вырасти меньше, всего на 78%. Да и то при условии проведения структурных реформ.) Далее последовало падение на 5,7%, которое, по данным Всемирного банка, сменилось ростом в пределах 3% по итогам 2016 года и прогнозируемыми 3,5% в 2017 году.

По мнению министра финансов Антона Силуанова, принимаемые меры по стимулированию роста в мире не дали того результата, на который рассчитывали страны. «Каждый раз, когда встречаются страны «большой двадцатки», вопрос роста и источников роста обсуждается очень предметно. К сожалению, пока тех темпов роста, на которые мы рассчитывали, ни мы, ни мировая экономика не видим», — заявил он в ходе сессии Петербургского форума «Рост или стабильность. Развилка мировой экономики».

К сожалению, пока тех темпов роста, на которые мы рассчитывали, ни мы, ни мировая экономика не видим.

Глава Минфина РФ объясняет это тремя причинами. «Во-первых, в последнее время (мы наблюдаем. — Прим. Банки.ру) факты замораживания процессов глобализации и протекционизма. В результате мы видим различные ограничения в торговле, в потоках капитала. Те же санкции в отношении России тоже негативно повлияли на процессы торговли и, соответственно, роста. Потому что торговля — это конкуренция товаров, это вклад в мировой ВВП», — считает Силуанов (про негативное влияние российских санкций министр деликатно умолчал).

Вторым фактором он называет демографию. «Все мы видим, что в последнее время рабочая сила в трудоспособном возрасте сокращается... Это значит, что необходимы дополнительные издержки на здравоохранение, дополнительные издержки, связанные с тем, что у нас все больше людей в возрасте становятся нетрудоспособными, у них становится меньше возможностей получения доходов. Это тоже влияет на непосредственную динамику роста», — сказал министр.

Третьей причиной, не позволяющей достигнуть ранее запланированного роста мировой экономики, он называет снижение цен на сырьевые товары. «Что раньше происходило? Сырьевые страны, которые продавали товары, активно являлись покупателями товаров стран с развитой экономикой. И происходил обмен сырьем на импорт товаров. Это тоже являлось драйвером роста. И когда мы говорили о том, что снижение цен на нефть даст рост и вклад в мировой ВВП, этого не произошло, потому что сократилось потребление большой группы стран, которые ранее осуществляли потребительские расходы за счет экспорта сырья», — объяснил Силуанов.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина согласилась с мнением Силуанова, но обозначила еще несколько факторов, сдерживающих рост глобальной экономики.

Одним из них, по мнению главы ЦБ, стали низкие темпы роста производительности труда во многих странах. Она объясняет это эффектом от политики количественного смягчения, когда было много мировой ликвидности и капиталы шли в те сферы, где была не очень высокая производительность труда и куда бы при прочих равных капиталы не пошли.

Второй причиной, сдерживающей экономический рост, она считает неравномерное развитие технологий: «Технологии хоть и развиваются бурно, но развиваются секторами. И в основном автоматизация происходит в тех сферах, где заняты люди со средней квалификацией. Остается спрос на рабочую силу с высокой квалификацией. С очень низкой квалификацией вымывается средний класс во многих странах и во многих секторах. Возникает проблема неравенства, популизма».

Третьим фактором Набиуллина назвала бремя накопленных долгов во многих странах. По ее мнению, развитие и выход из кризиса во многих странах шли за счет накопления этих долгов. И пока проблемы этих долгов не будут упорядочены, это будет сдерживать экономический рост.

О, дайте, дайте нам свободу!

Президент и член совета директоров «Русала» Олег Дерипаска придерживается другой точки зрения. По его мнению, в первую очередь нужно защищать интересы частного бизнеса и экономическую свободу. Эта свобода поможет и мировой, и российской экономике.

«Нужно меньше правил и регуляции. Тогда у нас будет не только экономический рост, но и рост вообще. У нас тогда будет и социальный прогресс, люди будут зарабатывать, и в целом жизнь улучшится. И, кстати, с окружающей средой ситуация тоже улучшится. Нам нужно обеспечить устойчивое развитие: низкие цены на энергоносители и сырьевые товары. Да, это непростая ситуация, серьезный вызов. Мы помним, что Обама обещал, что сланцевая нефть даст немедленный результат. Но вот сейчас Обама ушел, пришел другой президент, который обещает практически то же самое», — заявил он в ходе дискуссии. В России нечасто встретишь бизнесмена, который бы публично выступал за низкие цены на энергоносители.

Дерипаска считает, что России нужно наращивать инвестиции, особенно в новое производство, которое будет не такое вредное для окружающей среды и будет предоставлять больше возможностей для частного сектора.

Также он отметил, что пришло время для новой приватизации. «Это даст больше возможностей для частного сектора, если правительство даст добро. При низкой процентной ставке, при количественном смягчении. Я считаю, что правительство должно поддерживать такие начинания, инвестиции в инфраструктуру, приватизацию. На первом месте должны быть частные инициативы. В этом ключ к успеху», — подчеркнул глава «Русала».

Нефтяная зависимость, по мнению Дерипаски, больше не проблема для России. «Мы же видим, что цена на нефть упала до 27 долларов (в январе 2016 года. — Прим. Банки.ру). И правительство справилось. Но наша задача в том, чтобы создать новую диверсифицированную экономику».

По мнению Дерипаски, в последние годы создалось ощущение, что госкапитализм — как раз хорошая формула в финансовом секторе. «Но мы видим, что ручное управление осуществляется во всех отраслях российской экономики. А мы все-таки должны создать такую структуру экономики, в которой будет превалировать именно частный бизнес. Бизнес, который будет продвигать инновации, повышать производительность труда. Это долго — идти от частного сектора», — заявил он. По словам Дерипаски, в России сейчас есть барьеры не только из за санкций, но и из за борьбы с инфляцией. «Экономике нужны финансовые ресурсы для роста», — считает он.

Глава «Русала» заявил, что в России основной источник капитала — это не нефть, а талантливые люди. «Мы можем найти людей, которые разработают нам космические корабли, автономные автомобили. У нас есть огромное количество энтузиастов, которые готовы работать засучив рукава. Наш рабочий рынок дешевле, чем китайский! Мы должны создать стратегию роста, основанную на инициативах частного сектора», — подытожил Дерипаска.

Мы можем найти людей, которые разработают нам комические корабли, автономные автомобили. У нас есть огромное количество энтузиастов, которые готовы работать, засучив рукава. Наш рабочий рынок дешевле, чем китайский!

Рост all inclusive

Председатель совета директоров Государственного банка Индии Арундхати Бхаттачария (первая за 211-летнюю историю финансового учреждения женщина на этом посту) и главный исполняющий директор группы Всемирного банка Кристалина Георгиева (к слову, в 2004—2007 годах работавшая главой представительства ВБ по России и не понаслышке знающая проблемы российской экономики) сошлись во мнении, что главным для всемирного экономического роста и развития является инклюзивность.

Парадокс в том, что до сих пор нет единого определения инклюзивного экономического роста. Сам Всемирный банк определяет инклюзивный рост как высокий и устойчивый, широко распространенный по всем секторам экономики, вовлекающий значительную часть трудовой силы и характеризующийся равенством возможностей в доступе к рынку и ресурсам. Важным условием такого роста является снижение уровня бедности.

«Мы достигли такого момента, когда потрясения происходят довольно часто. Непредвиденные кризисы случаются очень неожиданно. Может, они не такие драматичные, как раньше, но они ведут себя невежливо! За последние годы постоянно были какие-то кризисы: финансовые, кризис еврозоны, геополитический кризис, терроризм. Ни компании, ни институты не могут бороться сразу со всеми кризисами. Для того чтобы у нас была прочная основа для нашей стабильности, необходима инклюзивность», — заявила Бхаттачария. По ее словам, впервые с момента глобального финансового кризиса 2008—2009 годов Всемирный банк пересматривает свои прогнозы по поводу роста в более высокую сторону. «Мы устали пересматривать их в отрицательную сторону… Давайте будем оптимистами. В США наметился рост, в Европе наметился рост, в Японии есть рост, в России тоже есть рост. Конечно, вы хотели бы расти быстрее, но какой-никакой все-таки рост у вас есть», — подчеркнула она.

Какой-никакой рост

Накануне Петербургского форума Эльвира Набиуллина заявила, что России больше не стоит рассчитывать на то, что глобальный экономический рост поможет росту российской экономики. А 30 мая, также накануне форума, на стол президенту РФ легли сразу три стратегии экономического развития России.

Минэкономразвития совместно с другими ведомствами подготовило проект комплексного плана действий правительства по ускорению темпов роста экономики РФ до 2025 года. Свои предложения представили также Центр стратегических разработок под руководством Алексея Кудрина и Столыпинский клуб под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова. При этом ключевым документом с точки зрения долгосрочной стратегии развития президент Владимир Путин назвал программу Минэкономразвития.

Сам Алексей Кудрин устроил презентацию основных тезисов своей стратегии непосредственно на Петербургском форуме. Фактически речь идет о создании новой высокотехнологичной российской экономики при реформе системы госуправления. При этом в интервью Bloomberg Кудрин заявил, что, несмотря на «потерянное десятилетие» (по основным экономическим показателям Россия действительно находится на уровне 2008—2009 годов), он пока не видит у российских властей решимости проводить реформы.

В свою очередь, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов уверен, что ни одна из предложенных президенту России Владимиру Путину стратегий развития российской экономики не может быть взята за основу целиком. «Будут выработаны такие решения, которые позволят в совокупности и консолидировать страну, и двигаться в экономическом развитии», — обтекаемо заявил Шувалов в интервью телеканалу НТВ в кулуарах Петербургского форума.

Так что России явно предстоит пережить независимую от тенденций мировой экономики борьбу за новый экономический курс после президентских выборов — 2018.

Мир чихает — у нас воспаление легких

По мнению опрошенных Банки.ру экспертов, «когда глобальная экономика чихает, в России может случиться воспаление легких».

«Замедление глобальной экономики происходит в силу множества факторов. На мой взгляд, первопричиной стало ужесточение монетарной политики в США и меры бюджетной экономии в странах ЕС. Бюджеты развитых стран в большей или меньшей степени отягощены серьезной долговой нагрузкой. В этих условиях нет возможности увеличивать государственные расходы, а напротив, приходится их сокращать и менять приоритеты в фискальной политике», — считает инвестиционный аналитик Global FX Сергей Коробков.

По его мнению, для России замедление глобального роста будет означать снижение спроса на энергоносители и, как следствие, продолжение затяжного падения цен на углеводороды. При этом других источников роста, кроме углеводородов, в российской экономике не просматривается.

Большинство рейтинговых агентств и глобальных финансовых институтов считают, что рост российской экономики в текущем году будет находиться в диапазоне от 1% до 1,5%, что как минимум в два раза медленнее среднемировых темпов роста, напоминает эксперт. Следовательно, считает Коробков, Россия, находящаяся сейчас во втором десятке стран по размерам экономики, будет откатываться все дальше и уступать место более молодым и динамичным странам, растущим за счет развития высоких технологий. (Собственно, об этом же говорит и Кудрин.)

«Для изменения ситуации необходима не только технологическая, но и социальная модернизация. Россия со стороны даже ближайших соседей выглядит как агрессивное, коррумпированное и неэффективное государство, раздираемое соперничеством различных кланов, линий и течений в руководстве страны. Для изменения имиджа государства требуется смена внешнеполитического курса, отказ от конфронтации со странами Запада и проведение внятной экономической политики с понятными и стабильными правилами», — полагает Коробков.

«Отвечая на вопрос, может ли российская экономика расти быстрее мировой, можно сказать, что в рамках существующего тренда это маловероятно», — говорит ведущий аналитик компании «Аналитик-Сервис» Антон Быков.

Отвечая на вопрос, может ли российская экономика расти быстрее мировой, можно сказать, что в рамках существующего тренда это маловероятно.

По его мнению, уровень роста в 3—4% в год в среднесрочной перспективе в России вряд ли будет преодолим.

«Настоящим шансом для нашей страны преодолеть этот барьер может стать следующая технологическая революция, отдельные элементы которой просматриваются уже сейчас. Это нанотехнологии, генная инженерия, новые технологии получения энергии, различные системы управления на основе искусственного интеллекта. Поэтому локально с помощью различных мер мы, конечно, должны удерживаться на уровне роста мирового ВВП в 3—4%. Это качественно не изменит ситуации в России, но поможет создать предпосылки к быстрому ускорению, как только технологии нового уклада начнут становиться коммерчески выгодными», — заключает эксперт.

Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Санкт-Петербург, Семен НОВОПРУДСКИЙ, Ваnki.ru