В Москве 18 апреля состоялся круглый стол «Рынок лизинга: итоги 2017 года и перспективы развития», организованный рейтинговым агентством RAEX («Эксперт РА») при поддержке Объединенной лизинговой ассоциации. Основными темами для обсуждения стали роль лизингового рынка в экономике и его регулирование, а также развитие каналов продаж и онлайн-сервисов.

«С 2015 года объем нового лизингового бизнеса вырос в два раза, что повысило важность лизинга в экономике. В том числе лизинг активно участвовал в развитии малого и среднего бизнеса, — поделился основными итогами исследования рынка директор по банковским рейтингам рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА») Руслан Коршунов. — Драйверами рынка выступили как розничные сегменты, такие как автолизинг, так и крупные сделки при активной поддержке государства. Мы ожидаем, что в 2018 году рынок продолжит расти, но темпы прироста составят не более 20% из-за эффекта высокой базы 2017 года».

«В тех условиях, в которых сегодня находится банковский бизнес, когда мы за последние два года потеряли более 350 банков, лизинговый бизнес становится одним из драйверов развития экономики, — подчеркнул член комитета Госдумы по финансовому рынку Евгений Шулепов. — На сегодняшний день это в основном касается авиа- и железнодорожного транспорта, но мы видим позитивную динамику и по автотранспорту. На наш взгляд, лизингодателям сегодня нужно обратить внимание на другие отрасли народного хозяйства, которые показывают хорошую динамику, — это сельское хозяйство, строительный бизнес, оборудование для деревообработки».

«Мы всегда стараемся анализировать тенденции на рынке и в соответствии с этим регулировать свою инвестиционную политику, — отметил генеральный директор компании «МКБ-Лизинг» Александр Кожевников. — В 2017 году вклад в развитие промышленности и рост российской экономики внесли два фактора. Основным драйвером роста стал железнодорожный транспорт, который локально производится в России. А вторая часть — то, что сегодня делает Минпромторг, используя лизинг как механизм для инвестиций в основные фонды предприятий тех отраслей, которые собирается развивать, а также для стимулирования спроса на продукцию отечественных производств и международных компаний, которые активно занимаются локализацией производств в России. Позиция Минпромторга показывает, что лизинг оказался наиболее удобным, понятным и прозрачным инструментом финансирования госпрограмм».

Заместитель генерального директора компании «Газпромбанк Лизинг» Максим Калинкин прокомментировал перспективы лизинга железнодорожной техники: «Большой показатель резерва для роста — это загрузка заводов-производителей. На текущий момент очередь по отдельным видам техники расписана на год-полтора вперед, поэтому в ближайшие годы никакого спада не будет. Кроме того, большую роль также играет точечная поддержка отраслей со стороны Минпромторга. В целом мы позитивно оцениваем ситуацию на рынке и надеемся на то, что рынок станет более зрелым и более прозрачным для всех игроков».

Лизинг-2017: движение вверх

Объем лизингового бизнеса в РФ в 2017 году вырос на 48% и достиг 1,1 трлн рублей, превысив исторический максимум. Драйверами рынка стали железнодорожный сегмент, который продемонстрировал рост впервые с 2011 года, а также автолизинг, свидетельствуют данные исследования RAEX («Эксперт РА») «Рынок лизинга по итогам 2017 года: движение вверх».

О точках роста операционного лизинга говорил заместитель генерального директора Государственной Транспортной Лизинговой Компании Владимир Добровольский. «Оперлизинг всегда базируется на нескольких вещах. Основное — это понятный актив, который имеет достаточно высокую ликвидность на всем жизненном сроке, длительный срок использования, качественную сервисную составляющую и возможность быстрого изъятия и передачи другому лизингополучателю. При этом желательно, чтобы осуществлялся государственный контроль за пользованием активом. Поэтому в основном оперлизинг развивается в двух отраслях — в авиационной и железнодорожной. В других сегментах, например в автолизинге и лизинге строительной техники, вызовом становится развитие сервисной составляющей для всех видов техники, которые будут использоваться в операционном лизинге».

Советник первого заместителя председателя Банка России Сергей Моисеев рассказал о судьбе законопроекта о регулировании лизинговых компаний: «Законопроект прошел согласование в правительстве и готовится к внесению в Госдуму, рассчитываем, что он будет представлен в весеннюю сессию. Что касается изменений в Гражданском кодексе, думаю, мы будем готовы представить черновик в мае-июне. Но нам нужно будет провести некоторую экспертизу, которая будет длинной и закончится не ранее конца 2018 года, поскольку потребуется значительная координация между различными ведомствами, причастными к лизингу. При этом закон о регулировании, который просто вводит государственный реестр компаний и переводит их на МСФО, не имеет прямой связи с правовой природой лизингового договора».

«Вызовами для рынка в случае принятия закона могут стать изменение статуса лизинговых компаний на некредитные финансовые организации, полное изменение всего учета, замена учетных систем и, соответственно, увеличение расходов, — отметил финансовый директор компании «Сбербанк Лизинг» Алексей Киркоров. — Да, они посильны целому ряду компаний на рынке, но для небольших компаний необходимы особые правила, упрощения, чтобы они вынесли это бремя. Согласно исследованию ФАС, введение требования к капиталу на общую картину в рамках страны не повлияет, а на региональном уровне могут произойти достаточно серьезные изменения. Крупные лизинговые компании, имея массовые сети, не смогут в полной мере заместить те компании, которые выпадут в регионах, потому что работают по массовым продуктам и не смогут в полной мере учесть особенности отдельно взятого лизингополучателя в том или ином регионе. То есть полного замещения в этом случае не произойдет».

Управляющий директор компании «Хомнет Лизинг» Дмитрий Курдомонов добавил, что издержки по переходу на ЕПС будут для всех компаний разными, но существенными: «Издержки зависят от двух факторов: первое — от размера компании, второе — от того, готова ли она вообще к автоматизации. Из собственного опыта по работе с десятками проектов по отчетности МСФО могу сказать, что еще ни разу цифры с таблицами Excel не сходились. Если в компании десять лет не вводилась автоматизация, то могут возникнуть издержки, не связанные с ЕПС. Но это хорошая возможность идти в ногу со всем миром в направлении дигитализации и использовать все возможности, которые дают цифровые инструменты. Главное — не откладывать все на последний момент, решить вопрос с операционной системой можно и не дожидаясь принятия закона».