Управляющая компания хедж-фонда Spectrum Partners закрывается и возвращает активы клиентам, рассказали источники «Ведомостей» и подтвердил председатель совета директоров и основатель компании Дмитрий Евенко. Основная причина закрытия, заявил он, — принятый правительством России проект по деофшоризации бизнеса.

С подачи президента в Министерстве финансов подготовлено несколько законопроектов, вступление в силу которых усложнит ведение бизнеса в России через офшоры, а бенефициаров офшорных компаний придется раскрывать российским властям. По словам Евенко, проект поставил крест на схеме управления средствами, которой пользовались инвестиционные бутики с 1990-х годов. По его мнению, настало время управлять деньгами через более жестко регулируемые зоны. Spectrum Partners закрыли офис на Бермудских островах и заморозили бизнес на Кипре. «Возможно, альтернативной зоной для создания хедж-фондов станет Ирландия, где удобное законодательство, она не должна войти в черный список», — надеется Евенко.

Фонд Spectrum Investment Holding создавался в начале 2000-х (позднее переименован в Spectrum Partners) менеджерами из Fleming UCB и группой Marcuard, подконтрольной Хансу-Йоргу Рудлоффу — бывшему управляющему директору Barclays Capital и бывшему члену совета директоров «Роснефти». Spectrum управляла примерно 300 млн долларов. После кризиса 2008 года Spectrum Partners привлекла нового партнера — Marshall Capital Partners, клиенты которой инвестировали средства в созданный в 2009 году Spectrum Russian Phoenix Fund, в управлении компании находилось 150 млн долларов. В наблюдательный совет компании входили бывший главный исполнительный директор ИФК «Метрополь», а сейчас президент Американской торговой палаты Алексей Родзянко и бывший главный исполнительный директор «Тройки Диалог» Жак Дер Мегредичян, который сейчас входит в наблюдательный совет Московской биржи.

Инвесторами компании традиционно становились семейные офисы, частные банки и фонды фондов, в основном английские и швейцарские, говорит Евенко. По словам человека, знакомого с несколькими клиентами фонда, они действительно получили деньги и не имеют к претензий к фонду. В Америке, отмечает Родзянко, такая схема распространена: часто закрывающиеся хедж-фонды не поглощаются другими компаниями, а раздают активы клиентам, но в России это редкий случай. Опрошенные «Ведомостями» управляющие вспомнили только один похожий пример из российской практики — «Антанту пиоглобал» российско-израильского бизнесмена Аркадия Гайдамака, не пережившую кризиса 2008 года: часть ее фондов была не продана, а закрыта, а активы возвращены клиентам.