Негосударственным пенсионным фондам (НПФ), в которых скопилось около 2 трлн рублей, могут разрешить покупать субординированные облигации российских банков, заявил замдиректора департамента корпоративного управления Минэкономразвития Ростислав Кокорев. Но воспользоваться новым инструментом для пополнения капитала смогут, скорее всего, только госбанки, считают эксперты — собеседники «РБК daily».

Выступая на пенсионной конференции в Ханты-Мансийске, Кокорев сказал, что в условиях непростой ситуации с привлечением денег на международных рынках банкам это может быть интересно. Он также подчеркнул, что это пока только идея и никаких законодательных и регуляторных инициатив еще не сформировано.

Реально продать субординированные облигации пенсионным фондам смогут только госбанки, считает портфельный управляющий УК «Капиталъ» Дмитрий Постоленко. Разместить субординированные займы остальным кредитным организациям будет проблематично. «В период, когда экономика стагнирует, а финансовый сектор попал под санкции, покупать подобные долгосрочные инструменты — занятие рискованное, — поясняет он. — Тем более если речь идет о финансовой индустрии, в которой банкротства одних организаций увеличивают риски для всей отрасли».

Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова считает, что новая инициатива Минэкономразвития направлена прежде всего на поддержку крупных игроков, попавших под санкции: «Безусловно, это способ перераспределить финансовые средства в пользу госбанков. Если выбирать между необходимостью расходовать средства государственных фондов, эмиссией ЦБ и инвестированием пенсионных средств, то, наверное, последняя опция с макроэкономической точки зрения оптимальная».

И банкиры, и управляющие НПФ идею вложения денег пенсионных фондов в субординированные облигации поддерживают: этот инструмент позволит банкам привлечь дополнительный капитал, а НПФ получить дополнительный доход (ставки по субордам примерно на 2—3 процентных пункта выше, чем по обычным облигациям). Однако субординированные облигации рискованнее обычных: в случае банкротства эмитента суборды конвертируются в акции, а их держатель становится в одну очередь с акционерами — в самую последнюю, предупреждает старший директор агентства Fitch Александр Данилов.