Ранее подконтрольная экс-собственникам Мособлбанка микрофинансовая организация (МФО) «Рамфин», трижды сменив владельцев, подала на прошлой неделе в Арбитражный суд Москвы заявление о банкротстве. «Рамфин» не может расплатиться по имеющимся обязательствам в 5,2 млрд рублей, следует из заявления компании, имеющегося в распоряжении «Коммерсанта».

Крупнейшим кредитором МФО — на 4 млрд рублей — является Мособлбанк, еще 1,2 млрд рублей компания должна физическим лицам. Из перечисленных в заявлении более или менее реальных активов — у МФО лишь скромная дебиторская задолженность (выданные микрозаймы) на 183,5 млн рублей и прочее имущество на 47 млн рублей.

В июне «Рамфин» отошла структурам СМП Банка в числе прочих небанковских активов бывших собственников Мособлбанка Мальчевских в ходе санации. Затем санатор продал все эти активы, включая «Рамфин», ранее связанному с Мальчевскими Алексею Кострову. После того как в сентябре у компании публично вскрылись проблемы с исполнением обязательств, Костров реализовал МФО еще одному покупателю — компании «Стронг-Капитал». Этот владелец обратился в ЦБ с просьбой исключить из реестра МФО, после чего компания прекратила деятельность. Причем последний владелец, учредитель «Стронг-Капитала» Сергей Гребенников, утверждает, что покупал «Рамфин», чтобы принять активное участие в возврате долгов компании, и надеялся использовать свой опыт в коллекторском бизнесе.

Расчет был, по его словам, конечно, не на 1,7 тыс. человек частных заемщиков МФО (с суммой долга 183,5 млн рублей), а на долг перед «Рамфином» порядка 4 млрд рублей экс-предправления Мособлбанка Виктора Янина (сейчас арестован). Эти деньги МФО получила незадолго до санации от Мособлбанка, трансформировала в заем Янину, буквально через неделю данный кредит соглашением об отступном был погашен, утверждает Гребенников. При этом погашение, по его словам, происходило не деньгами, а 1,68% акций тогда еще подконтрольной экс-владельцам банка Республиканской финансовой корпорации (РФК). Правда, теперь их стоимость сомнительна. После санации Мособлбанка РФК за 1 рубль была отдана санатору, а потом отчуждена им за 750 тыс. рублей ввиду бесперспективности входивших в нее активов.

Юристы не исключают, что Гребенников может действовать в интересах СМП Банка (который мог бы получить хотя бы контроль над процессом банкротства), но ни банк, ни сам Гребенников обсуждать этот вопрос не пожелали.

При этом юристы указывают на явные пробелы в законодательстве об МФО: оно не препятствует МФО исключиться из реестра по собственному желанию вне зависимости от качества активов и банкротиться по собственному усмотрению. Если бы это был банк, добровольная ликвидация при таком качестве активов была бы невозможна, а банкротство после принудительного отзыва лицензии происходило бы под контролем государства в лице Агентства по страхованию вкладов, отмечает «Коммерсант».