Скрыть активы от кредиторов за зарубежными трастами российским собственникам становится сложнее, и такой способ защиты имущества не панацея. Такой вывод делает «Коммерсант», изучив решение Высокого суда Лондона от 30 октября, практически безальтернативно обязывающее бенефициара Межпромбанка Сергея Пугачева раскрыть подробную информацию об активах, личностях доверительных управляющих, учредителях, попечителях и прочем пяти новозеландских трастов, одним из выгодоприобретателей которых он и является.

Как следует из документа, сам Пугачев указал 23 июля, предоставляя информацию о своих активах по всему миру во исполнение приказа Высокого суда Лондона от 11 июля об аресте его имущества на сумму 1,171 млрд фунтов стерлингов в обеспечение российского иска о привлечении Пугачева к субсидиарной ответственности за банкротство подконтрольного Межпромбанка. Но от более подробной информации по трастам Пугачев тогда воздержался. Это не устроило выступающее истцом в российском и английском судах Агентство по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий банкротящегося Межпромбанка). Оно ходатайствовало в лондонский суд об издании дополнительного приказа о раскрытии информации отдельно по трастам, и 25 июля такой приказ был судом издан. Попытка управляющих трастами его оспорить провалилась: собственно, решение от 30 октября — это отказ суда отменить или изменить приказ о рассекречивании трастов по заявлению их управляющих.

Таким образом, Сергей Пугачев, похоже, практически исчерпал возможности сокрытия активов за трастами, отмечает «Коммерсант». А в случае привлечения его к субсидиарной ответственности перед кредиторами Межпромбанка (банк остался им должен около 80 млрд рублей) это повышает шансы последних на компенсацию своих потерь, считают юристы.

Как следует из решения суда, именно так трактует ситуацию АСВ. Там считают, что трасты — не более чем формальные правовые структуры, в рамках которых осуществляется владение активами в интересах Пугачева и которые им же и контролируются. В числе оснований так полагать в судах приводился, в частности, тот факт, что один из трастов опосредованно владеет объектом недвижимости в центре Лондона, являющимся основным местом проживания Пугачева. Причем арендная плата начислялась Пугачеву, но не выплачивалась им. Из этого юристы АСВ делают вывод о том, что он может оказывать влияние на трасты, следует из документа. В нем же приведен еще один аргумент: учитывая неясность в вопросе, чем же финансировался «очень дорогой образ жизни» Пугачева и членов его семьи, можно сделать вывод о возможной связи с трастами. В конце концов, как следует из текста решения суда, конкретных доказательств своих рыночных отношений с Сергеем Пугачевым трасты не представили.

Доверительные управляющие трастами в обоснование своей правоты ссылались на конфиденциальность данных, на риски от раскрытия самих доверительных управляющих и других выгодоприобретателей трастов, на то, что Пугачев как всего лишь дискреционный выгодоприобретатель траста не имеет имущественных прав на его активы, а может выступать лишь получателем распределяемых трастом доходов. Блокировать же активы траста можно, только если траст фиктивный, то есть создан с целью их сокрытия, а пока это не доказано, нечего и блокировать.

Впрочем, все это суд не убедило. «При таких обстоятельствах мне кажется очевидным, что суд обладает юрисдикцией для принятия приказа о раскрытии информации о трастах», — говорится в решении суда от 30 октября, вынесенном судьей Дэвидом Ричардсом.