ЦБ еще целый год не будет, как планировалось ранее, ужесточать оценку связанности заемщиков между собой и с банком. Вопрос об отсрочке соответствующих законодательных поправок обсуждался и был одобрен накануне на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку, рассказали «Коммерсанту» участники заседания.

Как уточняет издание, речь идет об отсрочке на год (до 1 января 2016 года) целой группы поправок к статье 64 закона «О Центральном банке», которые были приняты еще летом 2013 года и, как планировалось ранее, должны были вступить в силу с 1 января 2015-го. Если бы не отсрочка, с этой даты заемщики увязывались бы в одну группу не формально (на одних лишь юридических основаниях), а по существу — по правилам МСФО (на основании контроля или значительного влияния), а также при наличии экономической взаимосвязи между ними. А главное, увязать их в одну группу с банком с нового года мог бы и сам Банк России с использованием мотивированного суждения.

Поправки об отсрочке, разработанные главой комитета Госдумы по финрынку Натальей Бурыкиной и, по данным «Коммерсанта», поддержанные Минфином и Банком России, с большой долей вероятности будут приняты до нового года: они идут дополнением к поправкам в банкротное законодательство, второе чтение которых состоится в ближайшее время, пишет газета.

Как указывают в ЦБ, причина отсрочки — закрытие западных рынков и необходимость для многих крупных заемщиков рефинансировать зарубежные кредиты в России, что без данных послаблений чревато нарушением банками нормативов работы со связанными лицами. Это нормативы Н6, ограничивающий кредитование групп связанных между собой заемщиков долей в 25% капитала банка, и Н25, лимитирующий с нового года кредитования связанных с банком лиц величиной в 20% капитала. «Ужесточение условий доступа к кредитам банков по принципу экономической связанности является несвоевременным. Расширенная трактовка связанности заемщиков, конечно, при определенных обстоятельствах снижает риски. Вместе с тем в условиях санкций многие крупные компании, ранее занимавшие за рубежом, будут вынуждены рефинансировать займы в российских банках. Поэтому с точки зрения устойчивости финансовой системы при ограниченности ресурсов риски сдерживания кредитования могут быть выше рисков концентрации кредитов у экономически взаимосвязанных заемщиков», — пояснил логику послаблений зампред Банка России Михаил Сухов.

По мнению ряда участников рынка, антисанкционная подоплека не единственная: с ужесточением регулирования многие банки не справились бы и без санкций. Косвенно это подтверждают слова Натальи Бурыкиной: «Мы считаем преждевременным ужесточение подходов к определению связанных сторон сейчас. По МСФО у нас практически все заемщики друг с другом связаны, все мы «братья» и «сестры», и, пока диверсификация не наступила, имеет смысл отсрочить вступление в силу указанных норм».

Правда, в ЦБ предупреждают: послабления, хоть и распространяются на все банки, не означают, что игроки, тайно от регулятора кредитующие в основном бизнес владельцев, на санкционной волне смогут продолжать в том же духе. По словам Сухова, для исправления этой ситуации у ЦБ с 1 января появляется дополнительный инструмент — начисление повышенных резервов по всем кредитам фирмам, не ведущим реальной деятельности, и компаниям, чей бизнес не приносит денежного потока. Таким образом, если с 1 января 2014 года повышенные резервы должны были начисляться только по вновь выданным сомнительным кредитам, то с 1 января 2015-го банки должны будут сформировать их по всему портфелю ранее выданных ссуд, указывают в ЦБ.