Зампредседателя комитета Совета Федерации по бюджету и финрынкам Николай Журавлев подготовил и в ближайшее время внесет в Госдуму законопроект, предполагающий отмену для граждан налогообложения доходов с облигаций. Об этом сообщают «Известия», уточняя, что речь идет только об облигациях российских эмитентов, будь то компания или государство в лице Минфина.

Необходимость внесения изменений в законодательство Журавлев объясняет тем, что облигации — долговые ценные бумаги, по которым инвестору через определенный срок возвращается сумма вложения вместе с процентом, — сейчас не могут конкурировать с банковскими вкладами. Согласно последним законодательным изменениям, депозиты страхуются государством в пределах 1,4 млн рублей, а доход по ним не облагается налогом при ставке не выше 18,25% годовых (ранее граждане уплачивали 35-процентный налог с рублевых депозитов, размещенных под ставку от 13,25% годовых, в части, превышающей указанную доходность). Подоходный налог с облигационной прибыли население сейчас уплачивает в размере 13%, напоминают «Известия».

«Необходимо уравнять налогообложение по вкладам и облигациям. В противном случае мы никогда не разовьем рынок облигаций у населения, а это один из основных инвесторов во всем мире, — подчеркивает Журавлев. — Сейчас облигациям невозможно конкурировать с банковскими вкладами».

Сенатор указывает, что облигация — это прямой путь денег в реальный сектор экономики, особенно в случае корпоративных облигаций, доход по которым почти всегда выше, чем по государственным или муниципальным.

По словам опрошенных изданием аналитиков, доходность по российским облигациям надежных эмитентов сейчас составляет 17—18% годовых, по гособлигациям — 14—15%. Можно купить и облигации иностранных компаний (через посредников), но по ним доходность существенно ниже — в районе 5—7%.

Но в итоге россияне, вложившись в облигации, получают не весь доход с них, а за вычетом налога в 13%, то есть доходность 18% превращается в 15—16%, указывают эксперты. Таким образом по доходности эти ценные бумаги сейчас проигрывают вкладам.

Помимо налога, развитию «розничного» рынка облигаций препятствует недостаточный уровень финансовой грамотности населения, считают эксперты.

В числе плюсов инвестиций в облигации они называют возможность диверсификации отраслевого риска — скажем, можно накупить облигаций только телеком- и нефтяных компаний, также можно купить бумаги с любым нужным сроком погашения. Кроме того, есть возможность в любой момент продать облигацию на той же Московской бирже без потери накопленных процентов. И тут начинаются минусы. Выбрать облигацию сложнее, чем банк и тип вклада, поэтому инвестору необходимо разбираться в кредитном качестве эмитентов. Процесс инвестирования, впрочем, можно упростить, если покупать не сами облигации, а инструменты на их основе, например ПИФы облигаций. Среди других минусов — необходимость платить брокерской компании (хотя это доли процента от оборота). И плюсом и минусом является то, что рыночная цена облигации может и подняться выше номинала, и опуститься ниже него. Другая неоднозначная черта таких вложений — наличие у клиента возможности принимать на себя риски (и «премию за риск») с не самыми популярными эмитентами.

В Госдуме поддерживают инициативу Журавлева: положительную оценку дает, в частности, зампредседателя комитета по финрынку Анатолий Аксаков. Концептуально поддержали законопроект и в Минэкономразвития.

В пресс-службе Банка России «Известиям» сообщили, что регулятор озвучит свою официальную позицию по поводу инициативы сенатора после того, как автор законопроекта направит его в ЦБ на рассмотрение. В Минфине не ответили на запрос газеты.

Между тем в понедельник, 26 января, на заседании бюджетного комитета в Совете Федерации первый замглавы Минфина Татьяна Нестеренко заявила, что министерство рассматривает возможность возвращения на рынок госбумаг такого инструмента, как государственные краткосрочные облигации (ГКО). Как напоминает газета, с этими бумагами, выпускавшимися для граждан с 1991 по 1998 год (эмитентом выступал Минфин, генеральным агентом по обслуживанию выпусков — Центробанк), связаны не лучшие воспоминания: 17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт по ГКО, доходность по которым непосредственно перед кризисом достигала 140% годовых (рост доходности по облигациям, которые обращаются на бирже, означает повышение риска). С тех пор ГКО для физлиц не выпускались.

«Я не думаю, что облигации составят большую конкуренцию вкладам, поскольку у вкладов есть неоспоримое преимущество в виде страхования со стороны государства в пределах 1,4 миллиона рублей, а для госбанков существует фактически неограниченная государственная поддержка, — говорит руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Роман Кенигсберг. — Кроме того, вклад может быть возвращен вкладчику по первому требованию. Выйти из облигации до срока ее погашения без потерь инвестору будет сложнее».