В своей методике «Финанс» учитывал три фактора: размер бизнеса, к которому женщина имеет отношение как менеджер и/или акционер. Влияние, соответствующее ее должности. Согласно методике, владелец и управляющий бизнеса с годовой выручкой до 5 млрд рублей мог побороться с наемным генеральным директором промышленного гиганта. Акционеры более крупных структур получали преимущество. И поправочные коэффициенты на состояние конкретной компании и отрасли. Личные заслуги оценивались баллами за должность/статус.

Рейтинг

Первое, что бросается в глаза при взгляде на второй рейтинг 50 деловых леди, — большое число новых имен. Список в целом обновился на треть, а две дебютантки попали сразу в первую десятку.

Теперь сложно представить, что могло бы пошатнуть позиции Елены Батуриной. Даже назначение мэром Москвы оппозиционного Бориса Немцова (что само по себе кажется невероятным), традиционно критикующего столичный уклад жизни, вряд ли быстро отразится на ее бизнес-империи, выросшей из производства пластмассовых тазиков. Финансовый кризис? «Интеко» уже погасило большую часть долга. В заначке у супруги Юрия Лужкова оказались акции «голубых фишек», в том числе «Газпрома», на 14 млрд рублей. А 58 га земли на юго-западе Москвы вовсе оказались ликвидным активом, ни копейки не потерявшим в цене из-за кризиса. По крайней мере, в этом был уверен покупатель — «Кузнецкий мост девелопмент», заплативший из расчета 220 млн рублей за га. Участники рынка связывают эту компанию с Банком Москвы, который в свою очередь, контролируется столичным правительством.

У № 2 Натальи Касперской тоже без фактора мужа не обошлось. Но если Евгений Касперский написал антивирус, то его экс-супруга смогла наладить продажи продукта. Поначалу как sales-менеджер компании «Ками», затем в качестве генерального директора «Лаборатории Касперского» с 1997 по 2007 годы. Сейчас Наталья занимается развитием собственного проекта в сфере защиты информации Infowatch. А в феврале с оценкой капитала в $450 млн она впервые попала в рейтинг миллиардеров «Ф.», сходу заняв 177-е место. Статус бизнес-леди не мешает самореализации в личной жизни: у Натальи Касперской четверо детей. Самой младшей дочери, Марии, 5 марта исполнился годик.

Женское дело

В остальном передвижения в рейтинге отражают две тенденции. Во-первых, укрепление или, напротив, ослабление позиций отдельных компаний на рынке. По этой причине в список не удалось войти, например, акционеру «Настюши» Людмиле Пинкевич (зерновая компания находится в полубанкротном состоянии). Зато, благодаря росту цен на энергоносители, поднялись топ-менеджеры «Лукойла» и «Газпрома». Во-вторых, кадровые перестановки. Здесь можно выделить Ольгу Зиновьеву из «Интерроса», которой декабрьское назначение позволило стать четвертой по влиятельности. И покинувшую список Галину Ильяшенко — по итогам собрания акционеров в июне 2009 года она даже не вошла в совет директоров «Седьмого континента».

Чем занимаются влиятельные женщины? На первый взгляд, в списке много генеральных директоров, президентов, председателей правления. Но рейтинг влиятельных женщин, в данном случае, не совсем показателен: стояла цель выявить глав компаний. На деле, согласно свежему исследованию PricewaterhouseCoopers в России, доля женщин на посту CEO еле-еле превышает 10%. Зато много главбухов (93%), директоров по персоналу (70%) и CFO (48%). В список женских профессий можно добавить также корпоративных юристов, которых PwC в своем исследовании выделять не стал.

Методика

Чем плох повсеместно принятый для составления женских рейтингов метод экспертных оценок? Недостатки видны при первом взгляде на результат. Зачастую представители скромных фирм, чье имя по разным причинам часто мелькает в прессе, оказываются в таких списках намного выше непубличных акционеров гигантских корпораций с личным состоянием в сотни миллионов долларов. То есть «эксперты» оценивают, скорее, известность и, в конечном счете, эффективность работы pr-менеджеров. Что само по себе неплохо, например, можно быстро привлечь общественное внимание к проблемам своей небольшой компании с налоговыми органами. Но в реальности подобные дела шум не любят — пример Евгения Чичваркина, вынужденного уехать в Лондон, тому пример. А способность решения вопросов в тишине у члена совета директоров «Газпрома» Елены Карпель или совладельца «Лукойла» Любови Хобы гораздо выше.

 

Андрей ШКОЛИН