Как известно, сигналом к началу обсуждения ускоренного создания национальной платежной системы в России послужили следствия санкций со стороны США: Visa и MasterCard без предупреждений и объяснений прекратили обслуживание карт, эмитированных банком «Россия», Собинбанком и СМП Банком. Вопрос о собственной платежной системе поднимался и прежде — в частности, в связи с изменением закона об электронных платежах в 2011 году. Однако столь активно эта тема еще никогда не обсуждалась, по большому счету за ненадобностью. Теперь планы по созданию НПС, с точки зрения государства, актуальны, как никогда. Ее создание станет еще одним подтверждением двух особенностей нашей государственности: махать кулаками после драки и если что-то делать, то с размахом.

Очевидно, цель создания собственной платежной системы — демонстрация собственной независимости, а не защита населения от возможного повторения истории с банком «Россия». Кстати, странно, что с началом эскалации политической напряженности вокруг Украины, приведшей к пресловутым санкциям, о такой возможности никто не подумал. Необходимые действия были предприняты уже постфактум — Госдума приняла поправки в закон о национальной платежной системе, согласно которым никто из участников электронных платежей не может в одностороннем порядке отказаться от перевода денежных средств или отказать в обслуживании, иначе как по требованию государства или при нарушении законов РФ. Предлагается даже запретить размещать процессинговые и платежные клиринговые центры за рубежом. Правда, очень сомневаюсь, что Visa и MasterCard для осуществления обслуживания российских эмитентов используют только центры, что находятся на территории страны. Тем не менее поправки в закон приняты. И с такой легкостью приостановить обслуживание карт, эмитированных российскими банками, международные платежные системы уже не смогут. Для них это чревато резким ухудшением имиджа в глазах инвесторов и штрафными санкциями, что негативно отразится на курсовой стоимости их акций.

Как бы то ни было, чиновники сделали ряд предложений — сделать платежную систему на базе некоммерческой компании, подконтрольной ЦБ: либо уже существующей УЭК (ОАО «Универсальная электронная карта»), либо заново учрежденной мегарегулятором. По большому счету эти варианты мало чем отличаются друг от друга: УЭК на 70% принадлежит Сбербанку, который более чем на 60% принадлежит ЦБ, — другими словами, контроль над этой системой все равно будет у государства. Предложение Германа Грефа использовать для НПС технологию Сбербанка «Про100» чиновники пока не рассматривают и, скорее всего, рассматривать не будут. С точки зрения рынка, это правильно — Сбербанк, кто бы ни был его акционером, является участником рынка, и давать ему столь явные преимущества мегарегулятор не должен. Кстати, скорее всего, если НПС будет реализована на базе УЭК, со своей долей в ней Сбербанку придется проститься.

Между тем в России уже есть своя платежная система — «Золотая корона», с которой работают сотни отечественных банков и которая совместима с MasterCard. Заявлено, что карточки «Золотой короны», эмитированные банками — партнерами системы, принимаются в 140 странах мира. Однако как я ни пытался сделать покупки через Интернет с помощью такой карты — у меня ничего не получилось. В России также действует Maestro, умирающая платежная система, некогда купленная MasterCard в целях ограничения конкуренции. Карточки Maestro принимают всего в дюжине стран (в РФ ее до недавнего времени эмитировал только Сбербанк, и то только потому, что держателями карт этой платежной системы являются в основном бюджетники и пенсионеры, то есть наименее мобильные категории населения). Кстати, с терминалами MasterCard эти карточки работают не всегда. «Золотую корону» вполне можно было бы национализировать — вряд ли стоимость ее платежной системы (не системы денежных переводов) превысила бы 3 млрд рублей, а именно во столько оцениваются первые инвестиции в НПС. Зато государство получило бы довольно раскрученный бренд, уже распространившийся по миру. И технологическую платформу, которая, судя по росту доли рынка «Золотой короны», уже неплохо себя зарекомендовала.

За всю историю Российской Федерации, по-моему, не было ни единого инвестиционного проекта, который бы не вышел за рамки предварительных оценок чиновников и окупился бы в сроки, которые они указывают. Посему надеяться на то, что инвестиции в НПС ограничатся 3 млрд рублей и отобьются за год, по меньшей мере наивно. Суммы, о которых говорят чиновники, в сравнении с ВВП страны вроде бы совсем небольшие. Однако экономический рост в России остановился, а развитие такого сложного и коммерчески малоперспективного инвестиционного проекта вполне рискует увеличить дыру в бюджете и ухудшить социально-экономическую ситуацию. На образование и медицину государство расходы сокращает, а на платежную систему, без которой все и так прекрасно жили, получается, деньги теперь искать придется.

Ставшая по-настоящему международной национальная платежная система есть у Китая — Union Pay. Однако сравнивать перспективы российской платежной системы с китайской достаточно трудно — общее количество карточек, обслуживающихся Union Pay, составляет порядка 2,7 млрд, из которых почти половина приходится на население самого Китая. Сомневаюсь, что в рамках России возможно что-либо подобное. При этом Union Pay пока не удается даже приблизиться к уровню развития Visa и MastercCard, и дело не в технологическом совершенстве платформ лидеров, а в бренде. Что же говорить о новорожденной российской системе, которой фактически нигде, кроме России, нельзя будет воспользоваться? Кому нужна локальная платежная система, которая больше нигде не работает?

Тем не менее российские министерства и ведомства, а также парламентарии, вместо того чтобы придумывать способы дополнительного контроля над Visa и MasterCard, шумно обсуждают развитие их российского аналога, который должен быть всенепременно государственным. В силу по определению слабой международной интегрированности и весьма туманных перспектив национальная платежная система представляется сомнительным рычагом давления на Visa и MasterCard.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции