Понты стремительно выветриваются из нашего быта. Пару месяцев назад было модно иметь крутую кредитную карту высокого уровня престижного банка с индивидуальным дизайном, а еще лучше с маленьким алмазиком в уголке. Небрежно доставать ее из стопки подобных в кошельке по окончании коллективного похода в ресторан, назидательно объясняя окружающим преимущества навороченного пластика – кешбэки, мили, баллы, скидки, бонусы.

Владельцы и руководители предприятий за соседними столиками могли высокопарно обмениваться небрежными репликами: «Сам знаю, что банк у меня дорогой, но все делают по звонку – экономит кучу времени. Нет смысла переходить в твой из-за каких-то полпроцента, ко мне там относятся уважительно».

И вдруг повально стали не очень нужны мили, время, персональное отношение. Многие граждане и предприятия обоснованно и беспричинно включили режим экономии, часто параноидальной.

В старом анекдоте на вопрос сына, как тот зарабатывает деньги, банкир просит парня принести ему сало из холодильника и тут же требует вернуть продукт на место. Указывает на руки недоумевающего отпрыска и заговорщически произносит: а жир-то остался!

Пользуясь пищевыми аналогиями, сало вдруг стало тоньше, жира неизмеримо меньше, а банкира совсем не жалко. Тончайший слой на руках финансистов потерял невидимую прозрачность и стал раздражающие ярко слепить глаза.

Ситуация перевернулась с ног на голову – физических лиц, бездумно сметавших кредиты охапками, сменили истеричные представители предприятий, вымогающие займы по любой ставке. Банкиров, которых волновал рост доходов и захват долей рынков, всерьез озаботили тленные расходы.

Кредитные организации с удовольствием продолжали бы давать деньги предприятиям, раскручивая маховик экономики, но финансовое положение последних стало неприемлемым. Поэтому банки молниеносно стряхнули с натруженных рук все что можно, безжалостно сократив бюджеты будущих периодов.

С физическими лицами «все сложно», как пишут в статусах Facebook – отключают услуги удаленного доступа, информирования об операциях, уходят с платных финансовых приложений. С другой стороны, радостно несут деньги в странно-банки под неразумные проценты, а на вопрос, точно ли понимают, что делают, отвечают: «Возврат вкладов гарантирован. Разбиваю на несколько банков – ничем не рискую. В худшем случае потом в очередях постою – вернут все до копеечки, у меня же подлимитные суммы». Похоже на поведение Буратино с его верой в «крэкс, фэкс, пэкс» на Поле чудес известной страны. Мы точно не понимаем, что за все платим только сами?

Банки сурово прагматичны – не зря наводнены математиками и технарями. Свернули долгосрочные ресурсоемкие проекты, пошли на сознательное ухудшение сервиса избыточного качества, уменьшили неуемные кредитные амбиции и снизили ожидания бурных темпов роста. Завершают оправданные сокращения персонала – не несчастных сотрудников отделений, которые трудятся, как пчелы, и крутятся, как белки, а временно невостребованных проектных менеджеров, программных директоров и руководителей направлений с размытым функционалом.

Лимит оптимизаций практически исчерпан. Дефицит смет предстоит компенсировать сравнимыми доходами при значительном снижении доступных ресурсов. Как же банки будут зарабатывать в текущем году?

Основным источником доходов, а для кого-то и роста станет перераспределение клиентов. Выдыхающиеся игроки финансового рынка станут донорами клиентских баз для более выносливых участников кризисного марафонского забега.

Для кого-то сбор просроченной задолженности из дополнительного функционала превратится в основной бизнес. Тяжело будет монолайнерам, вольготно резвившимся в узкоспециализированных нишах – многие уйдут в невозвратное пике, как птицы с раненым крылом.

Не вытянут «временно демпингующие» кредитные стартапы и те, кто не успел стать суровыми профи финансового рынка до наступления ресурсных заморозков.

Опытные банки, как бывалые спецназовцы, знают, что выжить важнее, чем отомстить, – мертвые мстить не умеют. Проведут кластеризацию клиентов, финансовых услуг, продающего и обслуживающего персонала. Сосредоточатся на своих сильных сторонах и традиционных преимуществах. Станут активнее работать над ожиданиями пользователей и с готовностью пойдут на отказ от невыгодных клиентов – временно оставленные высоты можно будет заново взять после. Ресурс выживаемости будет черпаться из управляемого оттока и трезвого осознания неотвратимости потерь.

Еще одним козырем станут логистические технологии снижения накладных расходов: сокращение текстов и отказ от бумаги, перенос функционала отделений в мобильные приложения смартфонов, энергосберегающий подход и бережливое производство. Усилится роль вторичных продаж – вдумчивое формирование предодобренных предложений будет вязко обволакивать состоятельных клиентов, удерживая их на околобанковских орбитах. Появятся причудливые формы коалиций и новаторские вариации вайтлэйблов – продажа небанковских продуктов в отделениях финансовых учреждений и банковских услуг за пределами кредитных офисов.

Банки станут больше зарабатывать на рублевых контрактах клиентов с иностранными партнерами – туроператорами с Египтом и ретейлерами с Китаем. Пошатнувшаяся вера в стабильность национальных денег интенсифицирует оплатное хеджирование валютных рисков. Кому-то удастся заработать во время маржин-колов и в моменты бай-бэков. Невыгодность рыночной реализации заставит банкиров переходить к профессиональному управлению залоговым имуществом самостоятельно при несостоятельности или несознательности владельцев или совместно со здравомыслящими хозяйственниками. Кто-то будет трагически усугублять свое предсмертное положение для визуально-конвульсивного выкупа своих же долговых обязательств с фантастически запредельным дисконтом.

Скучно не будет никому – театр только приехал. Само действие глубоко вторично – за кулисами и в зале сильно голодных и крайне обездоленных не будет, хотя многие серьезно перенервничают. Начинается странное синхронное драматическое представление по обе стороны банковского занавеса. Каждый одновременно зритель и актер, участник драмы и фарса. Учите свои роли, господа!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции