Отсутствие гарантии на возмещение по вкладам в полном объеме может породить панику, от которой пострадает вся банковская система.

Если представить себе, что власти снизят страховое покрытие вклада до 90% от его размера (возможность такого варианта поручено проработать правительству), может произойти то, что мы уже наблюдали, например, в 2004 году. Если человек не будет уверен, что его вклад вернется на 100%, он при малейших подозрениях о неблагополучной ситуации в банке побежит за своими деньгами, громко топая ногами. Этот топот слышат другие кредиторы банка. Даже те, кто прежде не сомневался в благополучии кредитной организации, тоже побегут в банк. Если в банк прибежит много людей, образовавшаяся у банка толпа спровоцирует вкладчиков других банков на изъятие депозитов.

У системы страхования вкладов две стороны, как у всех медалей. Одна сторона направлена на защиту вкладчиков, ведь им действительно выплачиваются обещанные деньги. Другая сторона обращена к банковской системе. И кризис 2008 года очень ярко высветил эту сторону. Тогда благодаря системе страхования вкладов паники среди вкладчиков банков не возникло, хотя практически у всех были подозрения, что в банковской системе что-то не так. Отток вкладов наблюдался всего лишь в течение недели, да и то оттоком, строго говоря, это назвать нельзя: граждане снимали рубли, переводили их в иностранную валюту и снова несли в банк.

Когда готовился закон о страховании вкладов, принятый Госдумой в конце 2003 года, мы были убеждены, что вкладчикам нужно выплачивать только 90% от суммы депозита. Мы исходили из теоретических знаний и американского опыта. В США в 80-е годы ХХ века произошла драматическая ситуация: американские власти выплачивали вкладчиками 100-процентную компенсацию по депозитам, в частности, клиентам сберегательных банков, которых тогда в этой стране было очень много. В условиях высокой конкуренции последние соревновались между собой в предложении более высоких процентов. В конце концов настал такой момент, когда банки просто больше не смогли «отбивать» высокие ставки и стали банкротиться один за другим. Правительство прокредитовало систему страхования вкладов на огромную сумму, система была спасена, но осадок, как говорится, остался.

Мы решили учесть негативный опыт Штатов и включили в закон принцип «90% + 10%»: 90% ответственности на системе страхования вкладов, 10% – на гражданине. Так же поступила в своих рекомендациях Европейская комиссия. Однако когда первый глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов начал производить первые выплаты на этих условиях, оказалось, что перспектива потери 10% вклада побуждает граждан так же, как при полном отсутствии страхования, впадать в панику при малейших подозрениях в неустойчивости банка. Это заставило сначала Турбанова, а потом меня изменить свою позицию, а затем и исправить закон. Однако, очевидно, в России живет значительно больше двух человек. И некоторым из них, вполне возможно, хочется провести еще один эксперимент.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции