Откуда появился профицит ликвидности в российской банковской системе, которая в последние два года страдала, скорее, от дефицита ликвидности? Может ли этот профицит прямо повлиять на рост и доступность кредитов?

Профицит ликвидности, который можно сейчас наблюдать в банковской системе, для кредитных организаций скорее плюс, чем минус. Безусловно, надо умело размещать эту ликвидность, пытаться получать доход. Минус здесь только в снижении маржи, если нет возможности заработать на этих средствах. Но в целом профицит ликвидности защищает банки от куда более серьезной проблемы — дефицита ликвидности.

Из-за избыточной ликвидности банкам уже не надо так биться за вклады населения. Ставки по вкладам в том числе и поэтому продолжают снижаться.

Казначейство каждого банка должно оценивать, как действовать в такой ситуации.

В принципе, можно купить госбумаги под 8,5—9% годовых. Совсем мертвым грузом держать деньги, например, на корсчете в ЦБ не совсем правильно. Так и получается: в зависимости от политики банка, у кого-то деньги лежат мертвым грузом, а кто-то покупает бумаги.

Профицит ликвидности связан с тем, что Минфин не продает валюту, под которую получает рублевые средства от Центробанка за счет Резервного фонда. По идее, Минфин, получив от ЦБ рубли в счет Резервного фонда, должен продать эквивалент в долларах по текущему курсу рынка, но он этого не делает. Получается, что бюджетный дефицит финансируется эмиссионным способом. В денежную систему поступают средства по нулевой ставке — общая цена денег падает. До тех пор, пока это происходит, ликвидность будет расти. Похоже, в 2016 году такая тенденция сохранится. Она может прекратиться лишь в том случае, если мировые цены на нефть вырастут до такого уровня, что Минфину не потребуются деньги из Резервного фонда. Пока это маловероятно.

Важно понимать, что наличие у банков некоторого запаса ликвидности не оказывает прямого влияния на рост кредитования. Куда важнее персональная оценка риска конкретным банком, а в отдельных случаях еще и наличие запаса капитала. То есть может быть ситуация, когда ликвидность есть, а капитала недостаточно для того, чтобы расширять кредитную активность.

Риски кредитования населения будут немного снижаться, но в этом году сильного улучшения не будет. Несмотря на определенную стабилизацию, риск потери работы и сокращения зарплаты будет сохраняться. Физические лица как заемщики будут оставаться в зоне риска. Но слабое улучшение ситуации уже есть, и это проявится в росте розничных портфелей. В корпоративном кредитовании риски будут сохраняться на нынешнем высоком уровне.

Если говорить о достаточности капитала, то, по идее, профицит ликвидности «замазывает ситуацию» с дефицитом собственных средств. Когда ситуация сбалансирована, глубокий недостаток капитала и плохая оценка рисков приводят банк к дефициту ликвидности, и после этого уже происходит отзыв лицензии. Но когда ликвидности много, она, как вода, может «залить» реальную ситуацию.

На самом деле Центральный банк сейчас, насколько я понимаю, намерен еще глубже изучать ситуацию в банках. У регулятора недостаточно ресурсов для того, чтобы охватить сразу все банки, но он последовательно выявляет кредитные организации с глубокой недостаточностью капитала и отсутствием перспектив для восстановления этого капитала. В подобных случаях ликвидность большого значения не имеет. Важно то, что ЦБ увидел и делает.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции