Скорейшее принятие нового закона о финансовом омбудсмене и разумная правка действующего закона о банкротстве физических лиц — вот ключ к решению проблемы закредитованных заемщиков. Шансы реализовать оба эти варианта есть.

Только в июле нами было разрешено 129 споров между заемщиками банков и кредитными организациями, но эта статистика, к сожалению, не репрезентативна. Дело в том, что с февраля этого года мы буквально захлебнулись в потоке обращений — не успеваем разрезать конверты с жалобами. Количество жалоб, которые к нам поступают, растет от месяца к месяцу. Мы точно знаем, что можем обработать только 700 обращений в месяц, причем при условии, что все сотрудники на месте, все здоровы. Потребность в разы больше. А если широко информировать граждан об институте финансового омбудсмена, то, боюсь, потребность больше на порядок, если не на два.

Но есть и хорошая новость. Она состоит в том, что Центральный банк, по-видимому, будет поддерживать принятие закона о финансовом омбудсмене. Точнее, будет делать это более активно, чем до сих пор. Конечно, принятие закона не произойдет раньше, чем будет выбрана Дума в новом составе и не ознакомится с текстом законопроекта, но позиция ЦБ, безусловно, является решающей.

Последний вариант законопроекта устроен таким образом: юридически служба финансового омбудсмена — это автономная некоммерческая организация. Структура, предложенная в предыдущем варианте законопроекта, не могла быть сформирована в рамках последних поправок в Гражданский кодекс. Новую формулировку нашел Банк России. Новая структура по закону требует иметь создателя. Создателем будет ЦБ. В каком-то смысле организация в новой конфигурации стала более зависима, во всяком случае в момент рождения, от ЦБ. Но эта зависимость нивелируется тем, что в состав высшего органа управления — совета службы финансового омбудсмена — будут входить, как и в прежнем варианте, представители не только Банка России, но и правительства, финансового рынка и общественных организаций, которые защищают права потребителей, например Союза потребителей. Возможно, Роспотребнадзор тоже будет представлен за счет квоты правительства.

Маловероятно, что законопроект будет принят уже в этом году. Но я вижу, что у представителей власти усиливается обеспокоенность по поводу роста количества закредитованных граждан. Недавний одиозный случай с захватом банковского отделения в Москве должен усилить тревогу. Разумеется, то, что мы наблюдали, было неадекватной реакцией на сложившуюся ситуацию. Но какой должна быть адекватная реакция, если законодатель не предлагает никакого рационального выхода из долговой ямы?!

Иногда удается помочь людям, потому что банкиры идут нам навстречу. Я им за это очень благодарен. Но если не будет никакого регуляторного способа справляться с финансовыми бедами, такие истории будут происходить все чаще и все чаще будут иметь место трагические последствия.

Я думаю, что закон о банкротстве физлиц будет подвергнут исправлениям. Верховный суд, надеюсь, разработает более человеколюбивую правоприменительную практику по этому закону, который пока статистически не работает.

Собственно, проблема закредитованности решается одним из двух способов: для крупных заемщиков — это применение закона о банкротстве физлиц в улучшенном варианте и правоприменительная практика с человеческим лицом, а для мелких заемщиков, оказавшихся в трудной ситуации, количество которых в десять раз больше, чем крупных, — это закон о финансовом омбудсмене.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции