Из-за безграмотности судебных приставов в долговую кабалу попали двое маленьких детей, передают «Вести» Российского телевидения. 8-летний Сережа и 6-летний Андрей Деулины остались сиротами, а от родителей унаследовали только долг в 176 тыс. рублей. Вопреки закону, приставы описали все имущество, даже одежду и игрушки. После ареста все вещи пропали.

Счет, куда братьям начисляли пенсию по потере кормильца, также оказался пуст — деньги забрали приставы. Но чтобы погасить долг, суммы не хватило. Остаток хотели взыскать с опекуна — двоюродной бабушки мальчиков.

«Судебные приставы сказали, что если вы не согласны эту сумму выплатить (176 тыс. рублей плюс 7% за исполнение судебными приставами этого решения), мы опишем ваше имущество в возмещение этой суммы. Опекунша сказала: «Да, я буду выплачивать». Ну, вот уже выплатили 76 тыс., 55 тыс. было отправлено уже по иску в Нижний Новгород», — рассказал прадедушка Сергея и Андрея Александр Садчиков.

Братья Деулины оказались должны из-за неудачной сделки с квартирой в Нижнем Новгороде. Родители продали две комнаты, но потом засомневались в законности договора и решили его расторгнуть. Однако суд встал на сторону новых владельцев. Деулины подавали протесты и отказывались съезжать, в итоге выселять их пришли приставы. Тогда описали и вывезли всё имущество вплоть до детской одежды, игрушек и горшков. По бумагам — 399 предметов.

Все вещи Деулиных, вывезенные из комнат, исчезли бесследно. Хотя те же судебные приставы должны были обеспечить их сохранность. Уголовное дело по факту пропажи возбудить отказались, родители подали иск в суд — свой ущерб оценили в миллион рублей.

После смерти матери и ареста отца, которого обвинили в ее убийстве, дети переехали к родственникам в Воронеж. Тут их настиг другой иск — новые владельцы жилья требовали взыскать компенсацию морального ущерба, что приставы и сделали. Правда, после жалобы опекуна — двоюродной бабушки братьев — свою ошибку признали. По закону платить по счетам родителей должны только совершеннолетние дети. И не больше суммы наследства, которого у братьев фактически нет, им остались лишь долги.