Финансовый кризис показал, что правительствам развитых стран придется отказаться от стремления к высоким темпам экономического роста, рискуя поступиться своим политическим влиянием в мире, считает американский профессор Кеннет Рогофф. В интервью Handelsblatt эксперт заявил, что властям следует сконцентрировать внимание не только на поиске новых источников доходов и путях сокращения расходов. Об этом пишет «РБК daily».

«Минувшие 200 лет стали ярким периодом промышленных инноваций, которые освободили из плена бедности большую часть человечества. Теперь же встал вопрос: а способны ли мы и дальше выдерживать подобные темпы экономического роста? 1% в год — звучит как-то слабовато, но давайте посчитаем: если в течение предстоящих двух столетий мы станем увеличивать доход на душу населения на 1% ежегодно, то в конце концов станем в восемь раз богаче, чем сейчас. Но как это сделать без ущерба для экологии и социальной стабильности? К сожалению, политики строят планы только на краткосрочную перспективу, не просчитывая побочные эффекты экономического подъема. Финансовый кризис ясно продемонстрировал, что нам необходим новый императив экономического роста. Возьмем в качестве примера США. Здесь рост зависит в первую очередь от частного сектора — от потребления, от недвижимости. Мы имеем систему, в рамках которой частное потребление получает относительно госрасходов значительные преимущества. При этом инфраструктура настолько изношена, что для государства достаточно легко определиться с проектами, с помощью которых оно могло бы улучшить качество жизни населения. Так, к примеру, система образования — это просто позор, да и в здравоохранении тоже масса проблем», — сказал он.

По мнению профессора, в кратковременной перспективе миру нужны, по меньшей мере, умеренные показатели роста для ослабления долгового пресса и финансирования расходов на пенсии и здравоохранение. «Но речь должна идти не только о том, чтобы найти новые источники доходов и пути сокращения расходов. Нам нужно привести и ожидания граждан в соответствие с финансовыми возможностями. Благодаря финансовому кризису Европа уже предприняла в этом направлении целый ряд шагов, хотя многое из запланированного остается пока лишь на бумаге. В США все это еще только предстоит сделать. Множество людей в Африке и Южной Азии пока еще не стали частью современного мира, они нуждаются совершенно в других стратегиях экономического роста. Впрочем, вопросы устойчивости развития быстро появляются по мере того, как происходит интеграция стран в мировую экономику. Тому пример — Китай, где использование ресурсов и загрязнение окружающей среды превратились в большую проблему», — отметил Кеннет Рогофф.

Также он рассказал о том, смогут ли промышленно развитые страны пойти на ограничение своего роста: «Влияние ВВП на судьбы наций велико. Тот, кто откажется от экономического роста, получит проблему снижения политического влияния. Для всего мира в целом было бы хорошо, если бы мы ограничили рост, но, несмотря на это, слишком велик соблазн каждой отдельной страны делать ставку на высокие темпы экономического роста. Если бы Европа приняла сейчас решение расти следующие сто лет медленнее, чем США, то она собственными руками ослабила бы свои политические позиции в мире. Оглядываясь на последние 75 лет, можно сказать, что наибольший успех ученые имели благодаря не своим экономическим моделям, а тому, что внедрили в умы политиков рыночное мышление. Заслуга ученых в том, что сегодня регулирование рынков сориентировано на прозрачность и свободу конкуренции. Менее успешны они были в тех сферах, где действуют очень мощные, крупные и богатые игроки, например в финансовом секторе».