Около половины россиян стоят на низших или средних ступенях социальной лестницы, но почти не пытаются (или думают, что не смогут) улучшить жизнь своими силами, выяснили социологи из Российской академии наук. Выводы пока не выложенного в общий доступ общероссийского социологического исследования «Бедность и неравенства в современной России: 10 лет спустя», которое проводилось Институтом социологии РАН в апреле — мае этого года среди бедных россиян (исходя из критериев Росстата), приводит в своем материале Slon.ru.

Судя по данным опроса, официальная черта бедности в России занижена. Государство считает прожиточным минимумом в среднем 6 705 рублей в месяц; россияне же уверены, что бедным человек оказывается уже при доходе меньше 8 848 рублей на члена семьи (география, разумеется, сильно влияет на эту цифру).

Необеспеченных можно разделить на две группы: бедные по доходам (те, чей доход на члена семьи не превышает официальный минимум) и бедные «по лишениям» (те, кто испытывает лишения при относительно неплохих доходах, — например, из-за болезни, иждивенцев и пр.). Тогда получится, что количество нуждающихся в России существенно превосходит госстатистику: к 8,8% «официальных» бедных можно добавить еще около 25% нуждающихся «по лишениям».

В длительной («хронической») бедности россиян обнаружилась точка невозврата: опрошенные считают, что после трех лет нужды человек теряет надежду на перемены к лучшему и уже не в силах вернуться к прежнему достатку.

У российской бедности женское лицо: среди бедных «по доходам», равно как и среди хронических бедняков, две трети — женщины.

Семья — в некотором роде гарантия возможности остаться на плаву: разведенные, одинокие и вдовые оказываются в нужде гораздо чаще, чем семейные люди. В то же время дети сильно портят материальное положение, и чем их больше, тем дела хуже. Семьи, где несовершеннолетних «ртов» трое и больше, почти с 50-процентной вероятностью попадают в число малообеспеченных или просто нищих. Примерно то же относится к взрослым иждивенцам.

Российская бедность «по доходам» молодеет, средний возраст бедного населения в России такой же, как средний возраст по стране вообще, — 40,9 года. То есть среди нуждающихся россиян очень много людей трудоспособного возраста, которые теоретически могли бы сами себя обеспечить.

17% россиян причиной своей нужды считают географический фактор — проживание в бедном городе, депрессивном регионе.

За последние 5—6 лет у 40% бедных жизнь только ухудшалась, а вот 60% отметили некоторые улучшения. Каждый четвертый (23%) из нуждающихся россиян уверен, что дальше ему падать некуда.

Бедные чаще небедных склонны винить в своих неудачах тянущую их вниз среду, а богатых сограждан они корят за изворотливость и непорядочность. Небедные в свою очередь обвиняют бедных в лени, иждивенчестве и вредных пристрастиях.

При всем этом, как отмечают исследователи, мы «страна небогатых реалистов»: люди «свыклись с ситуацией» и не драматизируют ее. Нуждающиеся, как оказалось, не жаждут перемен, а лишь хотят «стабильности» (так сказали 71% опрошенных). Сторонников перемен среди бедных меньше, чем в среднем по стране, большая их часть связывает надежду на лучшее с нынешней властью и ее «сильной рукой».