В Инвестбанке регулятор обнаружил недостачу — для расчета с кредиторами не хватает 30,2 млрд рублей. Содержание заявления ЦБ о банкротстве Инвестбанка (лишился лицензии 13 декабря 2013 года), поданного в Арбитражный суд Москвы 9 января, не раскрывается — о размере отрицательного капитала сообщили «Коммерсанту» источники, знакомые с ситуацией. 30,2 млрд рублей — рекордный показатель за последние три года. Сопоставимый объем нехватки средств демонстрировал лишь Межпромбанк в 2010 году, напоминает издание. В первой после отзыва у него лицензии отчетности, составленной уже временной администрацией ЦБ (на 1 ноября 2010 года), размер «дыры» оценивался в 30,9 млрд рублей.

В последней официальной отчетности Инвестбанка (на 1 декабря), составленной и подписанной его руководством и впоследствии признанной ЦБ существенно недостоверной, был указан размер капитала 8,56 млрд рублей. При сопоставлении этой цифры с оценками ЦБ получается, что банк не просто утратил капитал, но и лишился активов почти на 40 млрд рублей, пишет «Коммерсант». И дело не в том, что они физически исчезли, просто их качество таково, что ЦБ счел их невозвратными. По данным издания, переоценка активов Инвестбанка, проведенная Центробанком после отзыва лицензии с учетом их реального качества, дала их реальную стоимость 32,4 млрд рублей против показанных в отчетности около 70 млрд. Объем обязательств банка перед клиентами составляет на текущий момент 62,6 млрд рублей.

О том, что доходы от кредитного портфеля не покрывали расходы банка по депозитам, косвенно свидетельствует и отчетность банка. Из нее видно, что на требования по получению процентов по кредитам — а именно там отображаются недополученные проценты — приходится 9,6 млрд рублей. Это почти четверть как депозитного (39,9 млрд рублей), так и корпоративного кредитного портфеля (42 млрд) — цифры по состоянию на 1 декабря 2013 года. Обе цифры недалеки от размера активов Инвестбанка, признанных ЦБ обесцененными, — около 40 млрд рублей, отмечает «Коммерсант».

Вклад владельцев Инвестбанка в произошедшее еще только предстоит оценить в ходе конкурсного производства после банкротства. По словам собеседников «Коммерсанта», часть «плохих» активов существовала в банке давно. «А часть могла испортиться незадолго до отзыва лицензии — в результате судебных разбирательств вокруг межбанковских отношений с обанкротившимся литовским банком Snoras и спора с московскими властями вокруг заложенных по кредитам активов инвесткомпании «Мир фантазии», — рассказал источник издания, знакомый с ситуацией в банке. Это осложняет поиск виноватых, учитывая, что за рассматриваемый период с 2009 года собственников банк менял трижды.

Сначала он был подконтролен главе «Конверс групп» бизнесмену Владимиру Антонову. В 2011 году контролирующим владельцем стал его давний партнер и совладелец Столичного Торгового Банка Сергей Менделеев, а в 2012 году — Сергей Мастюгин. При этом формально бенефициарами банка являются несколько физлиц в долях менее 20%. Доказать же причастность к краху банка его реальных бенефициаров, как показывает практика, довольно сложно, пишет «Коммерсант».