Комиссия по вопросам регулирования аудиторской деятельности рекомендовала совету по аудиторской деятельности при Минфине поддержать ряд предложений ЦБ, расширяющих понятие независимости аудиторов от кредитных организаций и страховщиков. Как указывает «Коммерсант», соответствующее решение закреплено в протоколе заседания рабочего органа совета по аудиторской деятельности, размещенном на сайте Минфина в конце прошлой недели.

Речь идет о внесении изменений в ст. 8 закона «Об аудиторской деятельности». Там предполагается прописать критерии независимости аудитора «не только на основании участия в договорах (с проверяемой организацией. — Прим. «Коммерсанта») в качестве стороны, но и в качестве выгодоприобретателя». Кроме того, предлагается при определении независимости аудитора учитывать наличие у сторон договоров неисполненных обязательств. Именно это, по мнению ЦБ, влияет на независимость аудитора, говорится в ответе пресс-службы регулятора на запрос издания.

Это меньшая часть предложений ЦБ по определению в законе критериев реальной независимости аудиторов, остальные поддержаны не были. Действующие нормы запрещают аудиторам быть учредителями, состоять в близком родстве с учредителями и должностными лицами проверяемых компаний, проверять отчетность фирм, которым в течение трех лет они оказывали услуги по ведению бухучета, получать услуги, то есть быть стороной договора с проверяемой компанией на условиях, отличных от обычно применяемых.

Речь идет, например, о договорах займа, залога, поручительства, которыми обеспечивается исполнение обязательств аудиторов, говорится в ответе ЦБ. При этом предложения ЦБ предполагают не только прямое указание аудитора стороной в таком договоре, но и получение им или связанными с ним лицами выгоды в качестве выгодоприобретателя без такого указания. «Предложения Банка России согласуются с международной практикой в данной области, — говорится в ответе пресс-службы ЦБ. — В частности, согласно директиве Европейского парламента и Совета 2006/43/ЕС от 17 мая 2006 года, аудитор, специализирующийся на обязательном аудите, или аудиторская фирма не должны проводить обязательный аудит, если существует какая-либо прямая или косвенная финансовая, деловая, кадровая или иная взаимосвязь (включая предоставление дополнительных неаудиторских услуг) между аудитором по обязательному аудиту и аудируемым лицом».

Источник, близкий к Росфиннадзору, подтвердил «Коммерсанту», что случаи описанных ЦБ угроз независимости аудиторов действительно встречаются. Впрочем, по мнению партнера BDO в России Дениса Тарадова, это не частое явление, «поэтому меры, предложенные Банком России, скорее превентивные».

Проект закона пока проходит процедуру обсуждения и согласования. В Минфине, курирующем деятельность аудиторов, воздержались от оценок предложенных поправок «до рекомендаций совета по аудиторской деятельности».