Агентству по страхованию вкладов не удалось добиться привлечения топ-менеджеров обанкротившегося Сетевого Нефтяного Банка к субсидиарной ответственности по обязательствам кредитной организации на 778,437 млн рублей. Отказы первой и апелляционной инстанций в удовлетворении соответствующего иска подтвердил в конце января кассационный суд.

Лицензия у калининградского банка была отозвана 19 декабря 2008 года «в связи с существенной недостоверностью отчетных данных, неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей». 20 февраля 2009-го банк был признан банкротом.

В качестве конкурсного управляющего АСВ обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банка в размере около 778,437 млн рублей восьми его бывших членов правления и двух членов совета директоров. Требования, предъявленные каждому из них в отдельности, варьировались в диапазоне от 9,433 млн до 24,441 млн рублей и в совокупности составили 222,1 млн, а с Елены Осенчуговой, возглавлявшей правление банка на протяжении десяти лет вплоть до сентября 2008-го, и членов совета директоров Владимира Бойко и Александра Гирзекорна истец просил взыскать солидарно еще около 556,337 млн рублей.

По мнению истца, органами управления банка в ущерб его интересам были приняты необоснованные решения о выдаче кредитов — без комплексного и объективного анализа финансового положения заемщиков. В частности, АСВ считает причиной значительного ухудшения финансового положения Сетевого Нефтяного Банка в течение двух лет, предшествовавших отзыву у него лицензии, выдачу им семи кредитов трем заведомо неплатежеспособным юрлицам (ООО «Еврокарта», ООО «РВВ-Сервис» и ООО «СИМ») и оценивает размер ущерба как раз в 222,1 млн рублей (это сумма ответственности, распределенная между десятью экс-топами). По утверждению агентства, названные сделки проходили определенную процедуру согласования с членами правления банка, включая председателя Осенчугову, и с контролирующими деятельность банка Бойко и Гирзекорном. С последних АСВ потребовало дополнительные 554,337 млн рублей обязательств банка в связи с тем, что руководители не приняли предусмотренных законом мер по предупреждению его банкротства.

На основании анализа ссудного портфеля банка за двухлетний период АСВ также установило, что кредитные средства, полученные 15 взаимосвязанными заемщиками, направлялись на финансирование деятельности акционера банка — ЗАО «Рос&Нефть», которое управлялось Бойко как генеральным директором и Гирзекорном как председателем совета директоров и, по сведениям агентства, им же принадлежало. По мнению АСВ, заемщики по этим сделкам являлись «техническими» (организации были зарегистрированы по адресу банка, ими руководили сотрудники ЗАО «Рос&Нефть») и были подконтрольны Бойко и Гирзекорну.

Арбитраж Калининградской области в июле 2014 года и Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в октябре пришли к выводу, что Бойко и Гирзекорн, в соответствии с уставом банка, не имели возможности определять его действия по выдаче спорных кредитов. Также суды отметили, что заемщики по спорным кредитам были зарегистрированы в установленном порядке, представляли налоговую и бухгалтерскую отчетность, осуществляли деятельность по закупке нефтепродуктов. Более того, они частично погасили кредиты (одна компания — полностью). В апелляционной инстанции также отметили, что истцом не был принят во внимание факт невозврата кредитов иными заемщиками. Так, согласно отчету самого же АСВ от 1 мая 2009 года, из 98 заемщиков-юрлиц лишь 20 продолжали обслуживать кредиты после отзыва у банка лицензии.

Что касается привлечения к субсидиарной ответственности Осенчуговой, то суды обнаружили невозвратные кредиты, выданные уже после ее ухода с поста предправления банка — в октябре и декабре 2008 года. Из материалов дела следует, что в этот период правление возглавлял Сергей Триппель, которого АСВ изначально тоже хотело привлечь к субсидиарной ответственности, однако потом исключило из списка ответчиков в связи с направлением Триппелем за два месяца до отзыва у банка лицензии ходатайства в ЦБ о стабилизационном кредите.

Таким образом, суды не сочли доказанной причинно-следственную связь между действиями (бездействием) ответчиков и ухудшением финположения кредитной организации.

Также суды обратили внимание на то, что проверки ЦБ за 2006—2008 годы и аудиторские проверки не выявили в деятельности банка нарушений, способных повлиять на его финположение и привести его к банкротству.

Кроме того, заявление о субсидиарной ответственности было подано конкурсным управляющим преждевременно. На момент открытия конкурсного производства в банке его активы составляли около 1,666 млрд рублей, обязательства — 1,286 млрд, конкурсная масса до сих пор полностью не сформирована.

Арбитражный суд Северо-Западного округа в январе 2015 года подтвердил решения судов предыдущих инстанций, отказавших АСВ в иске, и оставил без удовлетворения кассационную жалобу агентства.