Массового банкротства граждан после вступления в РФ в силу закона о банкротстве физлиц ожидать не стоит, но попытки манипуляций со стороны заемщиков возможны, считают в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ).

По данным НБКИ, с начала 2015 года количество граждан, формально подпадающих под условия закона о банкротстве увеличилось в 1,5 раза — до 460 тыс. человек. Именно столько граждан имеют просроченный долг более чем в 500 тыс. рублей сроком свыше 90 дней (по всем видам розничных кредитов). В декабре 2014 года их количество не превышало 300 тыс. человек.

«На ситуацию прежде всего влияет экономическая ситуация в стране и снижающиеся в этой связи реальные доходы граждан, которым все сложнее обслуживать имеющиеся кредитные обязательства. Об этом свидетельствует и рекордное снижение индекса кредитного здоровья граждан, рассчитываемого на постоянной основе НБКИ», — отметили в пресс-службе бюро.

Вместе с тем количество потенциальных банкротов по-прежнему затрагивает достаточно небольшую долю заемщиков. С точки зрения влияния на банковскую систему, это совсем немного. Основной атрибут потенциальных банкротов — долги по необеспеченным кредитам. В залоговом кредитовании (ипотека и автокредиты) ситуация с обслуживанием долга существенно лучше, чем по кредитам на покупку потребительских товаров и кредитным картам. Если по залоговым кредитам потенциально невозвратная задолженность находится на уровне от 3% (по ипотеке) до 7% (по автокредитованию), то по необеспеченным она может доходить до 15%.

«Банкротство физического лица, помимо прочего, является еще и довольно долгой и непростой процедурой. Кроме того, для надлежащего исполнения данной процедуры еще необходимо готовить систему конкурсных управляющих», — сказали в пресс-службе.

«Институт банкротства вводится в интересах кредиторов и заемщиков, по разным причинам испытывающих проблемы с обслуживанием долгов, — считает генеральный директор НБКИ Александр Викулин. — Ускорение введения этой процедуры, безусловно, — правильный шаг, так как в условиях ухудшения экономической ситуации в стране всем участникам процесса кредитования необходима прозрачная и эффективная законодательная база, позволяющая в цивилизованных рамках урегулировать конфликтные ситуации. Тем не менее, массовых обращений граждан, мы не ожидаем, так как считаем, что банкротство для заемщиков — вынужденная мера, к которой необходимо прибегать лишь в крайних случаях».

По его словам, определенная сложность будет заключаться в том, что на первом этапе, когда система будет приходить в равновесное состояние, возможны манипуляции, злоупотребления со стороны заемщиков в попытке специально подвести себя под банкротство. «Опасность этого действительно имеется, но вряд ли эта практика будет массовой и продолжительной. В целом закон будет способствовать созданию понятных правил игры и более цивилизованных рамок в том, что касается отношений кредитора и должника в условиях длительной просрочки», — сказал Викулин.