Банк «Российский Кредит», потерявший лицензию в июле, уже год назад жил с существенным разрывом в ликвидности. Об этом со ссылкой на аудитора — Ernst & Young пишет РБК, поясняя: это означает, что у банка уже тогда не было средств на текущую деятельность и выполнение обязательств.

В заключении на отчетность банка по МСФО за 2014 год, которое есть у РБК, аудитор отметил, что на 31 декабря краткосрочные обязательства банка (сроком до года) превышали его краткосрочные активы на 29,2 млрд рублей. По мнению аудитора, это указывает на «наличие существенной неопределенности, которая может вызвать значительные сомнения в способности группы продолжать свою деятельность непрерывно».

Согласно отчетности, балансовая стоимость краткосрочных обязательств «Российского Кредита» составила 118,1 млрд рублей, а активов (большая часть — это кредиты) — 88,9 млрд. Разрыв почти в 30 млрд рублей — это 20% от всех активов банка на тот момент (135,8 млрд рублей). Фактически банк жил без рабочего капитала.

Самый большой разрыв в ликвидности у «Российского Кредита» — более чем в два раза — был по активам и обязательствам до востребования и на срок менее месяца. Активы составляли 28,8 млрд рублей против обязательств на 66,4 млрд.

«Такое заключение аудитора означает, что он не уверен в способности банка продолжать текущую деятельность в течение 12 месяцев», — говорит гендиректор аудиторской компании «2К» Тамара Касьянова. По ее словам, разрыв в ликвидности в 20% — это серьезная оговорка: фактически у банка не было денег на текущую работу, и он не способен был исполнить обязательства перед клиентами. «Иногда для банка разрыв даже в 5%, особенно по коротким активам и пассивам, может быть критичным, если акционер не дает гарантий, что в любой момент может оказать банку поддержку», — отмечает Касьянова.

Один из банкиров на условиях анонимности отмечает, что такой разрыв в ликвидности, скорее всего, мог означать, что банк нарушал нормативы по ликвидности. Однако по данным российской отчетности банка на 1 января, нормативы мгновенной и текущей ликвидности были в пределах установленных значений.

ЦБ отозвал лицензию у «Российского Кредита» 24 июля этого года и в тот же период — у других банков группы Анатолия Мотылева (М Банка, АМБ Банка и «Тульского Промышленника»). У «РосКреда» была выявлена «дыра» в балансе в размере 111 млрд рублей. Мотылев не появлялся в банке с момента отзыва у него лицензии, при этом он пытался оспорить решение суда о банкротстве «Российского Кредита» (безуспешно).

Отчетность «Российского Кредита» по РСБУ аудировала компания «Банкс-Эксперт» (лидер рейтинга РБК по безоговорочным заключениям на отчетности банков с отозванными лицензиями, отмечает информагентство). Она выдала «Российскому Кредиту» и другим банкам группы Мотылева (кроме М Банка) безоговорочные заключения. Как сказал РБК источник в ЦБ, у регулятора есть только отчетности «Российского Кредита», аудированные «Банкс-Экспертом», — как по российским, так и по международным стандартам, а об аудите, который проводила компания Ernst & Young, регулятору неизвестно. Заключение Ernst & Young отсутствует в открытом доступе — его нет на сайте ЦБ и в системе «СПАРК». Пресс-служба ЦБ на запрос РБК не ответила. Ernst & Young клиентскую информацию не комментирует, сказал его официальный представитель.

«Это довольно распространенная практика среди банков — иметь две аудированные отчетности по МСФО: первую для банка готовит российская компания, ее банк сдает в ЦБ, вторую банк заказывает у аудитора из «большой четверки», которой доверяют иностранные инвесторы и международные рейтинговые агентства», — говорит заместитель гендиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин.