Единая валюта Евразийскому экономическому союзу не нужна, лучше сосредоточиться на создании общего финансового рынка. Об этом в интервью газете «Известия» заявил председатель правления Евразийского банка развития Дмитрий Панкин.

«Пока я бы вообще не говорил о единой валюте, — ответил он на вопрос о реалистичности появления единой валюты в рамках ЕАЭС. — Лучше сосредоточиться на создании общего финансового рынка, сопоставимых правилах регулирования на общем пространстве, где каждый финансовый институт сможет работать. Зарегистрированный в России банк — на территории Казахстана, зарегистрированный в Казахстане — в Белоруссии. Конечно, это очень сложно, но я считаю, что это реально достижимая цель».

«Надо сближать и нормы регулирования, чтобы не получалось так, что они противоречат друг другу. Необходимо идти по пути сближения денежной политики», — подчеркнул Панкин.

Наиболее ярким примером он назвал политику валютного курса, объяснив минусы нестыковок в этой сфере: «Когда в России плавающий курс, Казахстан не может держать фиксированный курс. Сразу получаются огромные теневые потоки, сильнейшее давление на валюту и резко отрицательный результат». «Здесь должна быть скоординированная денежно-кредитная политика. Если Россия придерживается плавающего валютного курса, тогда и другие страны должны придерживаться плавающего валютного курса», — отметил глава ЕАБР.

По его мнению, если регуляторы будут договариваться, то 2022 год — вполне реалистичный срок, когда можно будет говорить о такой интеграции.

«Я считаю, что сейчас очень важно принятие единого Таможенного кодекса. Затем на повестке будет единый рынок фармацевтических товаров, потом — энергетический рынок. И так шаг за шагом», — пояснил председатель ЕАБР.

Речь не идет о превращении ЕАЭС в аналог Евросоюза, уточнил Панкин, который и не видит смысла в такой трансформации с учетом существующих проблем в ЕС. Но та интеграция, к которой стремится ЕАЭС, нужна, дал понять он: «Все наши исследования показывают, что в целом в этом процессе больше плюсов, чем минусов. И есть общий макроэкономический эффект со знаком плюс». «Но все надо делать разумно и стараться избегать тех ошибок, которые были в Евросоюзе», — добавил Панкин.

Анализируя двусторонние интеграционные процессы в финансовой сфере с точки зрения простоты их реализации, глава ЕАБР высказал мнение, что «сложнее с Киргизией — там система банковских институтов надзора и регулирования слабее». «Проще всего с Казахстаном, поскольку там сейчас Нацбанк проводит политику по управлению валютным курсом, аналогичную той, что проводит Банк России, — свободный курс нацвалюты. Нормы регулирования близкие. В Белоруссии, наверное, движение идет в сторону применения общемировых практик в денежно-кредитном регулировании, отхода от избыточного кредитования экономики и перехода на более свободное валютное курсообразование. Не вижу здесь кардинальных противоречий», — сказал Панкин.

На вопрос издания о перспективах создания альтернативной общей валюты для стран БРИКС он ответил, что для этого нет экономической основы.

«Для создания единой валюты стран БРИКС я не вижу никакой экономической основы — между ними нет мощных взаимных торговых потоков, — пояснил Панкин. — Есть «двойки»: большой объем товарооборота у России с Китаем, у Бразилии с Китаем, у Индии с Бразилией, у Индии с Южной Африкой».

В целом в качестве возможных альтернативных валют он назвал «евро, юань — потенциально», но не в ближайшей перспективе.

«Пока, даже если мы фондируемся и ведем какие-то отношения с китайскими банками, они работают с оглядкой на американские требования. Вариант «давайте забудем про американцев, у нас альтернатива — рынок азиатских стран» сегодня не работоспособен. Все взаимозависимо», — полагает Панкин.

«Сказать, что сейчас наступает такое кризисное состояние, что через два года доллар рухнет, нельзя, — констатировал он. — Все эти разговоры были 40 лет назад: мировая торговля зависит от экономики одной страны, доверие падает, долг в США зашкаливает, необходим альтернативный мировой финансовый порядок. Ничего за 40 лет не изменилось».

Панкин уточнил, что в 1975–1976 годах он писал курсовую работу по будущим мировым валютам и основной лейтмотив экономических публикаций тех лет был такой же, как сегодня: «упадок доллара, риски международной торговли, необходимость найти замену доллару».