В конце прошлой недели изменение тренда на валютном рынке стало очевидным и стоимость бивалютной корзины с поразительной легкостью подросла сразу на полтора рубля (порядка 4%). В народе сразу появились слухи о второй волне девальвации на фоне второй волны кризиса, люди потянулись в обменные пункты. Сложно себе представить, чтобы где-нибудь в США, Европе или других развитых странах реакция населения на такое незначительное изменение стоимости национальной валюты была столь же резкой. Из последних событий на память могут прийти только очереди в банк Northern Rock в Великобритании в самый разгар финансового кризиса, и это будет исключением, только подтверждающим правило.

Паническое поведение населения в России не является следствием текущего финансового кризиса и проявляется с определенной периодичностью даже во вполне благополучное время. Стоит вспомнить события банковского кризиса лета 2004 года и атаку вкладчиков на Альфа-Банк — практически на пустом месте, а также перманентно муссировавшиеся в 2007—2008 годах слухи о денежной реформе и деноминации.

Главная проблема заключается в отсутствии системного доверия населения к институтам власти. Она, конечно же, имеет корни в прошлом, однако уже в этом веке — в тучные годы, когда существовали все предпосылки для формирования такого системного доверия, — прогресса, к сожалению, достигнуто не было.

Системное доверие — это не вопрос доверия к конкретным персоналиям, которое исторически высоко в России. Скорее можно сказать, что как раз частое персонализированное и несистемное поведение ключевых людей в российской власти ведет к формированию атмосферы системного недоверия к власти в целом. Сколько случаев решения вопросов в «ручном» режиме, обещаний конкретным людям или компаниям, даваемых под влиянием сиюминутных ситуаций, можно вспомнить за последние годы?

К сожалению, предпочтение ключевыми фигурами в российской власти отдавалось именно формированию персонального доверия со стороны населения (приятно ведь быть популярным). При этом формированию институтов, которые могли бы стать основой системного доверия к власти, уделялось мало внимания.

Например, в основе недоверия к национальной валюте в России — хроническая высокая инфляция. Эта проблема во всем мире решается созданием института независимых от исполнительной власти монетарных властей, основной целью которых является поддержание ценовой стабильности.

В России же, где нет персонально ответственных за проблему инфляции (не просто ответственных, но ответственных с эффективными рычагами управления), мы сталкиваемся с известной в экономической теории проблемой «динамической несостоятельности». Власть в каждый конкретный момент, не подвергая угрозе доверие к отдельным персоналиям, старается немного обмануть инфляционные ожидания населения, тем самым получая краткосрочный положительный эффект в экономике (в ущерб долгосрочному). Данный эффект затем легко можно персонализировать.

Построение системного доверия населения к власти — необходимое условие экономического развития страны, устойчивого к внешним шокам. В ином случае мы так и будем обречены жить в постоянном страхе, а своими поступками дестабилизировать экономику.