На улицах кипрского Лимасола все также тесно от шныряющих туда-сюда роскошных машин, а ночью невозможно спать от рыка спорткаров, устраивающих гонки на набережной. Греческий кризис, кажется, не отражается на дружественном государстве. Но скоро эта идиллия может закончиться.

До сих пор банковская система Кипра только выигрывала от «греческой трагедии». Опасающиеся за устойчивость отечественных банков греки потихоньку снимали свои депозиты и переправляли их на остров.

Тревоги греков понятны: банки полуострова еще не банкроты только потому, что ЕЦБ принимает от них околодефолтные греческие гособлигации в качестве залога и дает ликвидность в евро. Если ЕЦБ перестанет это делать (а до греческого кризиса Центробанку было запрещено принимать в качестве залога бумаги с низким кредитным рейтингом), все греческие банки будут иметь большие проблемы.

Вот и снимает честной греческий народ свои денежки от греха подальше: за последний год депозиты в банках сократились на 10,9%. Кроме того, есть и опасения выхода Греции из еврозоны — тогда не исключен вариант перевода евродепозитов в драхмы. Было 1 000 евро, стало 1 000 новеньких свеженапечатанных хрустящих драхм — почувствуйте, как говорится, разницу! Однако хранить кровью и потом заработанные евро все таки где-то надо: тут-то и приходят на ум банки дружественного и этнически близкого грекам Кипра. В результате, «Остров сокровищ» испытал хороший рост депозитов с момента начала греческого кризиса в конце 2009 года — больше 15%.

Ситуация отнюдь не нова — В 2000-м и 2001-м годах во время массового оттока капитала из преддефолтной Аргентины население снимало депозиты в песо в аргентинских банках и переводило их на долларовые счета в банки соседнего Уругвая. Аргентинское правительство долго выдержать этот кошмар не смогло — в конце концов оно заморозило вклады на 12 месяцев, позволяя снимать лишь небольшие суммы (так называемая политика corralito).

Население ответило сначала массовыми демонстрациями «пустых кастрюль», а потом, в декабре 2001 года, бунтом и беспорядками, в ходе которых президент Аргентины Фернандо де ла Руа вынужден был уйти — бежал с центральной площади Буэнос-Айреса на вертолете.

Временное правительство, лишившееся возможности осуществлять выплаты по госдолгу сразу после того, как МВФ отказал в выдаче очередного кредитного транша, объявило дефолт. 1 января 2002 года было также объявлено об отказе привязки песо к доллару, после чего песо резко девальвировался к последнему, а долларовые вклады в банках были переведены в песо по курсу, значительно меньшему, чем докризисный («песофикация»).

После всех этих милых развлечений аргентинцы en masse ринулись снимать свои вклады в Уругвае — людям понадобился кэш после дефолта и девальвации в своем отечестве. Дальше — веселее. Набег на уругвайские банки «голодных» аргентинских вкладчиков был столь велик, что и сама уругвайская банковская система не выдержала — произошел острый кризис ликвидности, и пришлось уже и Уругваю просить помощи у МВФ.

Есть ли перспектива подобного развития событий, но уже с Грецией и Кипром? Безусловно. Кипрские банки и без того сильно зависят от греческих гособлигаций и других активов — любой удар по материковым банкам будет означать и большие проблемы для островитян. Недаром ведущие рейтинговые агентства принялись понижать кредитный рейтинг Кипра еще весной. А возможное осложнение ситуации в Греции и corralito в греческих банках приведет к желанию греков снять свои депозиты на Кипре.

Впрочем, с депозитами уже начались некоторые проблемы. Благородному греку уже недостаточно назвать SWIFT+IBAN своего счета где-нибудь в Германии и перевести туда деньги. Придется идти в налоговую и просить бумажку-разрешение на перевод. А уж налоговая смотрит его декларацию и решает. Причем решать может долго, это Греция! Раньше банки просто направляли информацию о трансакциях свыше 10 тыс. евро в налоговую, теперь же введен разрешительный порядок. Разрешат — хорошо, нет — нет.

Та же история, возможно, начинается и на Кипре — некоторые нерезиденты (а среди кипрских вкладчиков весьма много русских) уже жалуются на проблемы и задержки во времени при снятии крупных депозитов в кипрских банках.

Насколько эти сведения правдивы — неизвестно, однако неуверенность — очень нехороший друг денег. В таких условиях их трудно будет удержать в банках даже божественной Киприде.