Основной канал распространения финансового недуга в Польше и Венгрии — валютный рынок. Дело в том, что еще до всем памятной осени 2008 года польские и венгерские домохозяйства опрометчиво набрали кучу кредитов (в основном ипотечных) в швейцарских франках. Привлекали низкие ставки по швейцарской валюте и наблюдавшаяся до кризиса стабильность и даже рост национальных валют по отношению к франку. В итоге более половины всех ипотечных кредитов в Польше были выданы во франках, в Венгрии — три четверти!

Разумеется, кризис показал франкозаемщикам рискованность подобных операций. В середине 2008 года за франк давали два польских злотых, в начале 2009-го — уже три. Почувствуйте разницу, заемщики в франках! Но, казалось бы, дело прошлое, тот кризис более-менее пережили, в середине 2009-го — начале 2010-го франк опустился до 2,5 злотого. Ан нет. Нынешний еврокризис сопровождается уходом из евровых активов в тот же швейцарский франк, что неудивительно — Швейцария сейчас снова воспринимается европейцами как островок спокойствия и финансовой надежности в медленно, но верно разваливающемся общеевропейском доме. В итоге франк растет, и не только к доллару и евро, но и к польскому злотому, и венгерскому форинту. Июль показал новые рекорды — 3,5 злотого за франк, Matka Boska!

Заходим на популярный польский интернет-форум Onet.pl и видим встревоженных франкозаемщиков: Jak obnizic rate kredytu we frankach. Да уж, семистам тысячам польских домохозяйств с кредитами во франках в пору схватиться за голову, действительно, Jak? Можно, конечно, переоформить кредиты из франков в злотые, но у банков свои валютные риски и обязательства, так что осуществление этого трюка будет весьма недешевым для заемщиков.

Проблема осложняется и тем, что не только домохозяйства, но и бизнес по уши во франкокредитах, а «швейцарец» на фоне бегства из евро все прет и прет вверх. Ничего хорошего польским и венгерским банкам при таком раскладе не светит — их франкозаемщики могут в итоге и не расплатиться, цены на недвижимость падают, более трети ипотечных кредитов, что называется, underwater.

Пикантности ситуации добавляет и то, что в банковском секторе Польши, также как и у юго-восточных соседей, доминируют иностранцы. И эти иностранцы тоже с недавних пор стали проблемными: польский финансовый сектор — это полянка для банков старшей католической «сестры» Польши — Италии (итальянский банковский капитал присутствует и в Венгрии, но в меньшем объеме). Например, второй по величине активов банк Польши — Bank Pekao — дочка итальянского фингиганта UniCredit.

Фондовый рынок Польши уже валится из-за проблем Италии, а злотый начинает проседать не только по отношению к франку, но даже и к евро. Все это очень логично: что если проблемы Италии усилятся, и дочки итальянских банков захотят репатриировать капитал? Тот же мрачный сценарий, что и для Болгарии, Румынии, Македонии, где значительную долю на рынке имеют греческие банки, — спешная распродажа местных активов с последующей девальвацией злотого, дефолты по франко- и еврокредитам, кризис ликвидности. Mamma mia, привет, осень 2008-го?