Если мне повезет и я доживу до этого светлого дня, через пару десятков лет стану дедом. Как почтальон Печкин, «только жить начну — выйду на пенсию». Наступит мой «дедлайн». Скажу честно: я не надеюсь на сколько-нибудь существенные доходы по «дедлайну», по дедовской, так сказать, линии. Закладываться на достойную пенсию в России здравомыслящему человеку просто недальновидно. А вот российское государство как раз должно закладываться на то, чтобы будущие пенсионеры на максимально либеральных условиях могли выбирать себе долю накопительной пенсии и способ распоряжаться этими деньгами.

Правительство Медведева на днях представляло президенту основные направления своей работы до 2018 года. Вряд ли медведевская пятилетка будет по части эффективности чем-то отличаться от сталинских, хрущевских или брежневских — ни один советский пятилетний план, как известно, выполнен не был. Тем не менее некоторый толк в этой чисто ритуальной презентации все-таки обнаружился. Президент вдруг взял да и отменил «дедлайн» — крайний срок, до которого россияне должны были определиться с размером накопительной части своих пенсий.

Изначально предполагалось, что с 2014 года накопительная часть пенсии «молчунов» сократится с 6% до 2%, а те, кто хочет оставить себе 6%, должны заявить об этом в свою управляющую компанию не позднее конца 2013 года. Однако глава государства неожиданно для всех предложил отменить это временное ограничение, то есть выбор доли накопительной пенсии для каждого гражданина трудоспособного возраста теперь станет бессрочным.

Но чиновники пока не знают, сколько раз человек может сделать этот выбор — однажды в жизни, уподобившись саперу, для которого единственная ошибка — смерть, или ему дадут несколько попыток. В частности, эксперты предлагают позволить людям при желании менять долю накопительной пенсии (и, соответственно, агента, управляющего их будущими пенсионными накоплениями) примерно раз в пять лет.

В любом случае с базовой, страховой частью пенсии у России будут неизбежные нарастающие проблемы. Демографию не обманешь: население стареет, причем никакой рост рождаемости и никакая миграция в обозримом будущем, по всем прогнозам, не спасут нас от критически малой разницы между трудоспособным населением и пенсионерами. Правда, в России по сравнению с наиболее развитыми экономически западными странами и Японией гораздо ниже так называемый возраст дожития — средняя продолжительность жизни людей после выхода на пенсию. А заодно пока (возможно, через 15—20 лет ситуация изменится) в России очень много пенсионеров, которые готовы продолжать работать. Все это отчасти дает нам шанс сохранить хоть какие-то государственные пенсии к 2030—2035 году. А то ведь может так получиться, что на них и вовсе не будет денег.

Чтобы не допустить острого кризиса или полного краха системы пенсионного обеспечения, государству все равно придется постепенно повышать возраст выхода на заслуженный отдых. Но главное — уже сейчас создать людям широкие возможности для того, чтобы распоряжаться будущими пенсионными накоплениями. Разумеется, банкам и управляющим компаниям, которые допущены на этот рынок (на мой взгляд, их должно быть больше), надо предельно жестко определить варианты финансирования пенсионных средств. Азартные финансовые игры с пенсионными деньгами опасны для государства. Однако в условиях, когда это самое государство явно не способно позволить большинству стариков сводить концы с концами на страховую пенсию, накопительная часть, равно как и развитие отечественных финансовых инструментов для инвестирования обычных сбережений граждан, — единственное спасение.

В Советском Союзе было шутливое проклятие — «Чтобы ты жил на одну зарплату!». Проклятие «чтобы ты жил на одну пенсию» в сегодняшней России для миллионов стариков выглядит совсем не смешным. В будущей России может не оказаться даже этой более чем скромной пенсии. Именно поэтому уже сейчас государство обязано создавать людям такие условия, чтобы они имели возможность зарабатывать себе на старость без надежд на государственные подачки. А то вместо «Дед Лайна» к миллионам людей досрочно придет Бабка с Косой. Государству оно, может, даже и выгоднее: нет человека — нет проблемы. Но людям такая обозримая финансовая перспектива явно не понравится.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции