Вы таки будете смеяться, но в России снова появилась вторая фондовая биржа, претендующая на проведение полноценных торгов акциями и другими ценными бумагами — причем не только отечественными, но и иностранными. Долгая история поглощения частной биржи РТС почти государственной ММВБ два года назад, казалось бы, закончилась окончательной монополизацией этого рынка под брендом «Московская биржа». Однако прошло совсем немного времени, как примерно те же люди, что стояли за РТС, запустили новую площадку на базе маленькой биржи в Санкт-Петербурге. Ура? Не совсем. Это весьма поучительная история, показывающая, как все устроено в российском окологосударственном бизнесе.

Когда-то — в начале 90-х — в России было больше бирж, чем во всем остальном мире вместе взятом. Каждый мало-мальски приличный город считал своим долгом создать собственную «биржу», где мрачные мужики в кожанках торговали друг с другом всем, что можно продать, — от «акций» МММ до подержанных грузовиков. Помнится, я даже крутился на такой региональной «бирже» в студенческие годы, ничего, правда, не заработав, но получив забавный опыт общения с местными «предпринимателями». Один из них, кажется, позже стал держателем областного «общака»: если вы понимаете, о чем я. Никакими биржами эти торговые площадки, конечно, не были, в лучшем случае они становились чем-то вроде регулярных аукционов и торговых домов, да и те позже сгинули.

С наступлением стабильности в стране по большому счету осталось всего две — зато уже абсолютно полноценные — биржи. Контролируемая государством ММВБ, ставшая основной, «классической» и в чем-то старомодной площадкой, и полностью частная РТС, внедрявшая передовые методы торговли, новые инструменты, привлекавшая первых алготрейдеров и прочий околобиржевой зоопарк. Попутно на РТС решались кое-какие частные задачи. Например, незаметное проведение первичного размещения акций маленькой «бумажной» компании на 38 млрд рублей в интересах одной скромной финансовой группы.

Потом наступила еще большая стабильность, и властям показалось, что две биржи — это как-то слишком демократично; к тому же появилась задача создать «международный финансовый центр» в Москве (если вы еще помните это выражение). Поэтому в верхах было решено биржи объединить.

Частных акционеров РТС в общем-то особо не спрашивали, хотя они и пытались сопротивляться. Но им дважды повезло: во-первых, все это происходило в благословенные времена, когда откровенные рейдерские захваты временно вышли из моды, а во-вторых, среди акционеров оказались очень непростые люди. Достаточно сказать, что на тот момент ключевой игрок в этой истории владел компанией, которая держала крупный пакет акций Газпромбанка в интересах понятно кого. После долгой и напряженной торговли частники с РТС выбили себе очень хорошие условия выхода из биржевого бизнеса: компания была продана (по сути, государству) с большой премией, а часть топ-менеджеров РТС заняла руководящие позиции в новой объединенной структуре.

На самом деле в объединении присутствовал и объективный смысл: я был тогда сторонником этой идеи, правда, с оговоркой, что новая «большая» биржа должна вести бизнес как эффективная частная структура и всерьез конкурировать с европейскими площадками. Маленький шанс на это был, но получилось как всегда: о международной конкуренции к настоящему моменту уже можно забыть, основные обороты делаются на торговле банков с Центробанком, а операции инвесторов с акциями превратились если не в экзотику, то, по крайней мере, во что-то крайне далекое от реальной жизни. Наверное, я немного преувеличиваю степень запустения на рынке, но — только немного.

То, что сделка в итоге оказалась «дохлой», стало понятно довольно быстро. Уже летом 2012 года команда людей из РТС начала уходить с «Московской биржи», а бывшие акционеры РТС купили мелкую Санкт-Петербургскую биржу (фактически, пакет бумаг). Какая-то жизнь там в течение последних двух лет, кажется, теплилась, но всерьез новая история СПбБ началась только сейчас: биржа получила все необходимые лицензии и разрешения, сменила торговый софт (прежний принадлежал Московской бирже) и запустила торги основными российскими акциями. В ближайших планах — начало торгов иностранными акциями.

Учитывая, что за питерской площадкой стоят все те же очень богатые, очень влиятельные, очень опытные и очень обиженные на Москву люди с прежней РТС, можно предположить, что они приложат все усилия, чтобы утереть нос москвичам. Не знаю, получится ли — слишком уж много внешних негативных факторов для развития биржевой торговли в России. Но то, что в этом болоте появилось хоть какое-то самостоятельное движение, уже хорошо.

Подведем итог: что мы увидели в этой истории? Государство задумало мега-проект, потратило кучу денег на его реализацию, обогатило приближенных к себе частных лиц, попутно сильно их обидело и разозлило, а в итоге и проект фактически провалило, и от конкурента не избавилось. Никакого толку, только выброшенные на "ветер" и перешедшие в частные карманы деньги.

Мне кажется, вся эта история длительностью года в три-четыре очень хорошо показывает, как, почему, для чего и с какой эффективностью делается настоящий бизнес в России. И есть подозрение, что это еще не финал: вряд ли стоит исключать вероятность того, что рано или поздно СПбБ будет продана москвичам за очень хорошие деньги. И все снова пойдет по кругу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции