Аббревиатуру BRIC (БРИК) придумал в ноябре 2001 года аналитик Goldman Sachs Джим О’Нил. В 2011 году в этот акроним добавилась буква «S» South Africa (ЮАР), и группа стала называться BRICS (БРИКС). Страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) объединяет только то, что они являются самыми крупными развивающимися экономиками. Других серьезных объединяющих факторов у них нет – ни географических, ни экономических, ни политических. Например, ни для одной из этих стран остальные партнеры по БРИКС не являются основными партнерами во внешней торговле. Даже Китай не входит в число основных внешнеторговых партнеров России, не говоря уже о Бразилии и тем более Южной Африке, с которой внешняя торговля просто незаметна. Тем не менее Россия пытается использовать БРИКС, это аморфное образование, как инструмент против западных санкций. Поток западных инвестиций в российскую экономику оскудел на фоне усиливающегося оттока капитала из России. Санкции могут привести к прекращению сотрудничества России с ЕБРР, Всемирным банком и МВФ. Надо же заместить чем-то эти источники.

Для сравнения: Европейский союз является просто-таки монолитом по сравнению с БРИКС, это общность и географическая, и экономическая, и политическая. Гораздо менее аморфной структурой, чем БРИКС, является и G7.

15 июля по итогам саммита БРИКС в бразильской Форталезе представители этих стран подписали соглашение о создании Нового банка развития. Подписавшая этот договор с российской стороны глава ЦБ Эльвира Набиуллина сказала, что банк не создавался как механизм против санкций, но может помочь создать «дополнительный финансовый комфорт в случае негативного сценария».

Эта инициатива потребует от России больших денежных затрат. Так, в капитал банка каждая из пяти стран внесет по 10 млрд долларов. Хорошо еще, что наличными нужно внести всего 2 млрд, остальное – гарантиями. Плюс еще надо будет потратиться и на пул валютных резервов, который составит 100 млрд долларов. Причем Россия предоставит 18% этой суммы. Между тем наша экономика еще не оправилась от Олимпиады в Сочи. Непонятно, сколько денег уйдет на Крым и сколько будет потрачено в связи с нынешней ситуацией на Украине. Хотя, конечно, можно забрать деньги у будущих пенсионеров, а также повысить налоги и ввести новые – например, налог с продаж.

Судя по тому, что штаб-квартиру банка БРИКС планируется разместить в Шанхае или Дели, первую скрипку в этом оркестре будет играть точно не Россия. Тем более что размер экономики Китая превосходит размер остальных экономик стран группы, вместе взятых. Ожидать каких-либо серьезных вливаний от этого новообразования в российскую экономику не приходится.

Да и не факт, что Россия не испортит в скором времени отношения с Китаем. Вспомним, что первый период дружбы, когда пели «Сталин и Мао слушают нас», оказался недолгим. Уже через несколько лет наши страны стали злейшими врагами.

Россия уже имеет один пример такого «политического банка». На базе Еврофинанс Моснарбанка был создан Российско-Венесуэльский банк. Но деятельность его идет ни шатко ни валко. За период с 1 июня 2013 года по 1 июня 2014-го его активы сократились почти в два раза. В основном этот банк используется как инструмент для торговых расчетов между двумя странами.

Не исключено, что банк БРИКС будет мертворожденной инициативой. Ведь вся эта активность соответствует нашему спешному «развороту на Восток», вызванному санкциями. Понятно, что прекращение российско-украинского конфликта устранит наш интерес к этому банку. Естественным основным партнером для России были, есть и будут страны ЕС. Экономическое и политическое сближение с Китаем – сомнительный путь для России.

Аналитик Андрей Лусников назвал эту активность карго-культом: «Туземцы видят, что белый человек побеждает в бою с ними с помощью ружья, и вырезают себе такое же из дерева».

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции