Как известно, вопреки ожиданиям большинства экономических экспертов, совет директоров ЦБ РФ решил не понизить учетную ставку, а напротив, повысить на полпроцента, до 8%. Оцепенение на рынке сменилось вялой паникой, которая буквально растворилась на фоне новых волн санкций, ответных санкций со стороны России и гуманитарной катастрофы на юго-востоке Украины (как бы ни ругали кремлевских политтехнологов, отвлекать внимание от насущных проблем внутри страны они умеют).

Надо сказать, большинство банков опасались такого развития ситуации и даже начали готовиться к ней. Поэтому пока существенного изменения ставок по кредитам не произошло. Впрочем, это, скорее всего, случится осенью, с началом сезона деловой активности, когда банковская система в полной мере ощутит отложенный спрос на финансовые ресурсы.

Между тем повышение ключевой ставки со стороны ЦБ было вполне ожидаемым ходом: одной из главных функций регулятора является контроль за инфляцией, в то время как развитие экономики (да и банковского сектора, как ни парадоксально) в его обязанности не входит. После зимнего падения курса рубля к мировым валютам и учитывая крайне высокую волатильность национальной валюты, которую мы наблюдаем сейчас, не нужно быть экономистом, чтобы понять: импортоориентированная экономика, которой Россия до сих пор является, отреагирует однозначно – повышением уровня инфляции. Оценки этого уровня по итогам 2014 года чрезвычайно разнятся между собой (от 8–9% рядом международных финансовых корпораций до скромных 5% Банка России). Как и ранней весной, ЦБ намерен бороться с инфляцией старым проверенным способом – просто ограничить доступ к финансовым ресурсам. Впрочем, в отличие от Минэкономразвития, в связи с импортозамещением не исключившего дефляцию по итогам августа, Центробанк готов пересмотреть свои чрезвычайно оптимистические прогнозы по среднегодовой инфляции за 2014 год. Видимо, и у мегарегулятора нет уверенности в том, что эта мера поможет.

В логику этой инициативы гармонично вписывается работа ЦБ по разработке законопроекта по предоставлению доступа банкам к базам данных Пенсионного фонда и Федеральной налоговой службы, дабы те могли лучше оценивать риски, что существенно влияет на размер создаваемых резервов и, возможно, на маржу. Предложен этот ход был АРБ. Целью было облегчить работу банкам в розничном кредитовании, которое ЦБ таки «задавил» до прогнозируемых 10% роста совокупного кредитного портфеля банковской системы по итогам года. Учитывая повышение ставки, к осени все кредиты будут недешевыми. Вот только востребованность ссуд упадет еще больше.

В итоге падение рубля позволило залатать «дыры» в бюджете, но обеспечило разгон инфляции, который уже наблюдается и который сам мегарегулятор только сейчас начинает признавать. В целях снижения инфляции и удержания рубля была повышена ставка, но помогло это не сильно. Ставка была повышена еще раз. Чтобы не убить кредитование совсем, ЦБ, по-видимому, готовится к осени снова выдавать банкам беззалоговые кредиты и стремится обеспечить их максимальным количеством информации для оценки рисков (одним из драйверов роста банковской системы до сих пор является потребкредитование). Однако одновременно с этим правительство объявило о повышении налоговой нагрузки и тут же взяло курс на импортозамещение.

Ситуация складывается безрадостная. Ограничение рынка никогда еще не приводило к дефляции, а повышение налогового бремени только способствует разгону инфляции. При этом отсутствие недорогих финансовых ресурсов ставит крест на быстром росте развития внутреннего производства, которое должно заменить импорт, и очень негативно повлияет на востребованность продукции вообще – доходы населения снижаются с середины 2013 года. Другими словами, рост инфляции, с которой борется ЦБ, повышая ставки, окажется совсем на другом уровне. Если мечта команды Набиуллиной – свободный курс рубля – еще и осуществится, прогнозы инфляции в 10% годовых и роста ВВП в 0,5% в 2015 году вполне могут стать оптимистическими.

Впрочем, если ЦБ найдет способ выдавать льготные длинные кредиты производственным предприятиям, сможет так организовать банковский сектор, чтобы максимально исключить коррупцию и мошеннические схемы кредитования, Минфин все же начнет оптимизировать государственные расходы (чего он весь год с успехом не делает, подписывая повышение зарплат чиновникам и с готовностью соглашаясь с инициативой ЦБ контролировать бонусы топ-менеджерам банков), а рост внутреннего производства не без помощи мегарегулятора снизит курс доллара и евро, то все эти негативные и противоречивые действия вполне могут сложиться в чрезвычайно интересную картину. На фоне санкций итогом этих действий будет рост производства, снижение (по отношению к ожидаемому) роста ставок по кредитам, повышение потребления и, соответственно, улучшение собираемости налогов.

Все это, вкупе с развитием торговых связей с новыми партнерами, Южной Америкой и Китаем, составляет взрывной рост ВВП и, как следствие, повышение уровня жизни. Если подготовка к этому сценарию ведется, но публично освещаются только негативные моменты (как известно, везде есть свое лобби, и этот сценарий не всех устроит), я, как и миллионы моих соотечественников, буду только рад. Если же этого не случится – повышение налогов и учетной ставки станут двойным ударом по экономическому росту, в результате которого дефицит качественных заемщиков усугубится, производство и потребление снизятся, а доходы населения упадут еще больше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции