6 августа 2014 года Владимир Путин подписал указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». В указе говорится: «[…] в течение одного года со дня вступления в силу настоящего Указа запрещается либо ограничивается […] ввоз на территорию Российской Федерации отдельных видов сельскохозяйственной продукции […], страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц […]».

Комментируя этот указ, секретарь Общественной палаты Александр Бречалов заявил: «К росту цен на продовольствие это не приведет». А вот что сказал замминистра сельского хозяйства Дмитрий Юрьев: «Оценок по глобальному росту цен мы не видим. Если и возможны какие-либо колебания, то это колебания на локальных рынках, вызванные либо временным затруднением на замещение продовольствия, либо фактическим поведением отдельных компаний, пытающихся заработать на данной ситуации».

Наконец, вице-премьер РФ Аркадий Дворкович 13 августа сообщил в интервью «России 24»: «[…] никаких оснований для избыточного роста цен нет. […] Рассчитываем, что скачка цен не будет».

Увы, сколько ни говори «халва», слаще не станет. А законы экономики не то что замминистра, но даже и вице-премьер отменить не может. Если предложение сокращается, то цена растет.

Цены на продовольствие, в том числе на мясо и рыбу, поползли вверх. А некоторые товары, например охлажденная рыба, которая поставлялась в Москву из Норвегии и других стран, попавших под контрсанкции, исчезают с прилавков. Страны Южной Америки закономерно отреагировали ростом цен на мясо в ответ на резко возросший спрос со стороны российских покупателей.

К каким последствиям может привести рост инфляции? Во-первых, ЦБ вынужден будет отреагировать на возросшие инфляционные риски ростом ключевой ставки. Что вызовет рост ставок как по депозитам, так и по кредитам в масштабах всей банковской системы страны. Рост кредитных ставок негативно отразится на экономическом росте, будет способствовать переходу экономики России из стагнации в рецессию.

Рост ставок, конечно, является фактором роста вкладов. Однако сокращение реальных доходов населения, съедаемых инфляцией, может привести к дальнейшему замедлению роста вкладов. Кроме того, ЦБ активно тормозит рост вкладов. Если на 1 августа 2013 года годовой рост вкладов составил 23,1%, то на 1 августа 2014 года – всего 8,3%. Между тем вклады – основной источник фондирования розничного кредита. Совместно с ростом кредитных ставок сокращение темпа роста вкладов ведет к снижению темпа роста розничного кредита. Если на 1 августа 2013 года годовой рост розничного кредита составил 33,8%, то на 1 августа 2014-го – 19,7%.

Второе следствие инфляции таково. Рост цен на продовольствие больнее всего бьет по наименее состоятельным слоям населения – у них ведь расходы на еду составляют львиную часть бюджета. В результате усиливается обнищание населения. Но именно маргинальные слои населения, доходы которых лишь незначительно превышают уровень бедности, являются основными потребителями необеспеченного потребительского кредита. Если из-за роста цен на продовольствие у человека не хватает денег на еду, он вряд ли будет обслуживать кредит. Таким образом, ускорится рост розничной просрочки. Этот процесс наблюдался еще и до контрсанкций. Если на 1 августа 2013 года годовой рост розничной просрочки составил 26,9%, то на 1 августа 2014-го – 49,1%. Ускорение роста просрочки также негативно отражается на росте розничного кредитного портфеля.

Есть и еще один нюанс. Маргиналы – основной контингент микрофинансовых организаций. Если микрофинансовый пузырь лопнет, кризис на рынке микрокредита распространится и на банки, так как микрофинансовый рынок не отделен стеной от рынка необеспеченного потребительского кредита. Директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй Алексей Волков говорит: «Мы проанализировали имеющиеся в нашей базе данные о заемщиках МФО. Выяснилось, что 87% из них, или 3,943 миллиона заемщиков, получали кредиты в банках – в их кредитных историях есть информация и о займах в МФО, и о кредитах или кредитных картах в банках. Таким образом, то, что заемщики МФО уникальны и никогда не обращаются за кредитами в банки, – это не более чем миф».

Если американские и европейские санкции ударили по российским банкам, способствовав ужесточению структурного дефицита ликвидности, то российские продовольственные контрсанкции бьют не только по желудку и карману россиянина, но и по розничным банкам.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции