В условиях продолжающихся санкций против российских банков участники рынка давно уже выдают кредиты с оглядкой и начинают «поддавливать» правительство и Банк России, намекая на возможный кризис ликвидности. Но у властей у самих деньги не лишние, а потому распылять деньги над территорией, как в 2008–2009 годах, никто не спешит.

Надежды на то, что санкции уйдут так же быстро, как пришли, пока не оправдываются, а то, что «зима близко», начинают понимать самые неисправимые оптимисты. Исключение Канадой из черного списка Экспобанка и Росэнергобанка только подтверждает, что противная сторона готовится к длительной осаде – какой смысл специально освобождать двух «тигров не той породы», если бы планировалось через неделю отпустить всех особей? Значит, «зима» не только «близко», но и «будет долгой» (да простят меня те, кто не читал или просто ненавидит «Битву престолов»).

Банкиры уже озвучили версии о том, что нас ждет «кризис ликвидности» (по меньшей мере, валютной) и «кризис доверия». Если посмотреть на динамику ликвидности банковской системы, можно заметить, что за последние месяцы объем депозитов банков в ЦБ стабильно держатся на повышенном уровне по сравнению с первой половиной года. То же происходит и с остатками на корсчетах. Кредиты выдаются без прежнего задора и все больше юридическим лицам. Динамика по росту ссудной базы банков больше похожа на процесс вынужденного рефинансирования прежних долгов, чем на стремление обзавестись новыми заемщиками.

Приблизительно то же самое можно было наблюдать летом 2008 года перед началом активной фазы кризиса. Банки копили средства в ожидании худшего, и оно (худшее) не заставило себя ждать. Тогда кризис погасили, предоставив банкам с госучастием статус по сути агентов правительства по предоставлению банковскому сектору финансовой помощи (досталось не всем, но сильных потрясений избежать удалось). Зато потом власти долго и с повышением голоса уговаривали банки запустить кредитование, а крупнейшим даже спустили что-то вроде неофициального двухпроцентного норматива на динамику ежемесячного прироста кредитного портфеля. Сейчас об этом речь пока не идет, но это только пока. Как говорится, лиха беда начало – кредитование тормозит все больше. Сегодняшнюю ситуацию с ситуацией шестилетней давности роднит закрытие для российских банков западных рынков. А отличает то, что тогда банки с госучастием были «авангардом» системы, который первым при наступлении «окна» мог привлечь средства. Сейчас госбанки являются очевидным «арьергардом» – денег им дадут в последнюю очередь. Другим российским банкам, конечно, тоже рассчитывать на что-то не стоит, но у них есть хотя бы слабое утешение, что они не под санкциями и теоретически могут где-то перехватить «до понедельника» в случае чего.

В этот тревожный момент инициатива Ассоциации региональных банков России и рейтингового агентства «Эксперт РА» принять новую стратегию развития рынка прозвучала диссонансом. В проекте, в частности, предложено ввести для госбанков повышенные нормативы достаточности капитала и ликвидности, а также ограничить максимальную долю их активов на федеральном и региональном рынках. Заодно Банку России рекомендовано воздержаться от активного рефинансирования крупных банков, которые уже сейчас привлекают более 70% кредитов ЦБ. Есть в проекте стратегии и другие предложения, которые призваны к 2020 году увеличить соотношение банковских активов к ВВП с 86% до 130%.

Предложение интересное в том смысле, что хотя госбанкам сейчас работается не так вольготно, как обычно, «тонуть» при наступлении «зимы» будут не они, а частные банки. Потому что роль посредника по передаче государственных средств в банковский сектор госбанки хоть и худо, но выполняют. И искусственно снижать их долю сейчас вряд ли было бы правильно.

Зато над чем можно было бы подумать уже сейчас и правительству, и ЦБ – это над созданием альтернативы госбанкам. То есть структуры (например, агентства), которая помогала бы не самым крупным банкам привлекать средства на внешних рынках. То ли посредством целевого выпуска облигаций, то ли путем прямого посредничества между иностранными (скажем, азиатскими) и российскими банками.

Если санкции против госбанков не будут сняты в среднесрочной перспективе, это поможет банковской системе не остаться без средств. А в дальнейшем и поможет сломать монопольное положение тех же госбанков на межбанковском рынке. Скорее всего, полную глупость предлагаю, но хочется попробовать собрать швейную машинку, не похожую на автомат Калашникова, к которому можно санкции применить. Вдруг получится? А потом уже и старые автоматы можно на запчасти разбирать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции